Версия для печати
21 сентября 2021

Натали Смыр: «Кто нам мешает начать переговоры по увеличению квоты?»

Депутаты абхазского парламента обсудили топливный кризис и взаимоотношения с правительством. Исполнительная власть не исчерпала свои возможности для решения топливной проблемы, по мнению части депутатов, она бездействует, а их попытки встретиться и обсудить ситуацию игнорирует.

Натали Смыр, председатель комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам, инициировала обсуждение топливного кризиса и взаимоотношений с исполнительной ветвью власти на рабочем совещании депутатов, которое определяло повестку ближайшего заседания сессии парламента.

Топливный кризис, который разразился в Абхазии, привел к значительному росту цен на топливо, помимо этого закончилась квота на поставку топлива, которая из-за большого притока туристов была выбрана на несколько месяцев раньше, до конца года дотянуть не удалось.

С подъемом цен на топливо начался рост цен на все товары и услуги. Остановить его можно, считают депутаты парламента, но для этого кабинет министров должен оперативно принимать соответствующие меры и в первую очередь запустить механизм косвенного регулирования цен на топливо, такая возможность прописана в законе.

По словам Натали Смыр, рабочая коммуникация с правительством у депутатов не складывается, две недели она не может организовать встречу с министром экономики и участниками топливного рынка, чтобы понять причины бездействия власти. К тому же, по ее словам, исполнительная власть игнорирует депутатов и не приглашает их на заседания российско-абхазской Межправкомисии, а все ее попытки запросить информацию об этих встречах и протоколы заседаний ни к чему не привели:

«Я не знаю, как обращаться к исполнительной власти, я не понимаю, что происходит. Две недели мы откладываем вопрос по топливному кризису. Мы вышли из отпуска 6 сентября, я сразу же назначила комитет, позвала всех участников топливного рынка, но я никого не вижу, мы опять откладываем на неделю. Я готова позвать Александра Золотинсковича (Анкваба), мне вообще все равно, кто придет. Вопрос решать надо! Что еще хочу сказать: приехала Межправкомиссия, два депутата от парламента включены в состав этой комиссии, если кто-то из вас там был, я не знаю, я там точно не была. С момента выхода на работу я пять обращений написала с просьбой предоставить информацию о ее работе, если вы ее получили, то я тоже ее получила!»

Натали Смыр напомнила о законе регулирования цен и заявила, что кабинет министров должен все решения принимать сам и вести переговоры, чтобы увеличить квоту уже сейчас, пока в Абхазии снова не начался дефицит топлива, как это было недавно:

«Согласно закону о государственном регулировании цен предполагается два основных подхода: прямое государственное регулирование и косвенное государственное регулирование. Хорошо, прямое оставим, это сейчас невозможно, потому что мы зависим от внешнего рынка. Второе, косвенное, просто зачитаю, это льготное налогообложение. С учетом профицита на сегодняшний день мы можем отменить им НДС до конца года – это четыре-пять рублей регулирования цены. Поскольку квота беспошлинного ввоза закончилась, я просто хочу спросить: кто нам мешает начать переговоры по увеличению квоты? Или наша исполнительная власть будет только констатировать кризисы? Комитет готов работать, люди пишут, люди обращаются, люди просят, я хочу вынести этот вопрос на сессию, я его включу в «разное», я выйду с осуждением и обсуждением работы кабинета министров».

Дискуссия не обошлась без «Подорожника» – это новая сеть абхазских заправочных станций, с которой одни депутаты связывают начало топливного кризиса, другие утверждают, что «Подорожник» только способствует конкуренции и будет снижать цены на топливном рынке.

Гарри Кокая с последними не согласен, по его мнению, интересы «Подорожника» лоббируют высокопоставленные представители власти, здоровой конкуренции в таких условиях быть не может:

«Конечно, если открываются новые заправки – это живая конкуренция на рынке и снижение цен. Но, если хозяева этих заправок находятся в правительстве и являются лоббистами, тогда нет здоровой конкуренции, путем своего влияния на правительство они вытесняют с рынка других, и сейчас, насколько мне известно, у «Роснефти» конфликт с «Подорожником». Именно по этим причинам мы недополучаем в «Абхазтоп» топливо, и это все знают».

Илья Гуния спрашивал коллег о том, как происходит ценообразование, откуда взялась в Абхазии цена на бензин в размере 52-х рублей за литр и почему она выше, чем в соседнем российском регионе:

«Складывается впечатление, что имеет место сговор между теми компаниями, которые завозят в Абхазию бензин. Меня интересует ценообразование бензина. Нам говорят, что на бирже повысилась цена, закончилась квота и все. Хорошо, я посмотрел цену на бирже, она составляет 60 тысяч рублей за тонну. Как регулирует цену Российская Федерация? У нее в этой цене сидит их акциз, который составляет около 12 тысяч рублей за тонну. Я так понимаю, что, даже если бы мы не имели никаких льгот, мы же как Абхазия не покупаем бензин, «Роснефть» привозит бензин себе, «Алхан» привозит бензин себе, «Азид» привозит бензин себе, покупая его у «Газпрома», а цена у всех вдруг оказалась одинаковой? 12 тысяч рублей акцизов при покупке бензина за тонну мы не платим, минус еще и разница в НДС, в тонне 1300 литров, по этим подсчетам он обходится нам около 35 рублей за литр. Тогда объясните, пожалуйста, цену 53 рубля за литр? Может, не совсем так, но для того, чтобы это понять, надо понять тех, кто завозит этот бензин. Покажите нам документы ценообразования, мы их можем увидеть? Почему никто не хочет ответить на этот вопрос?»

Нет ответа и на вопрос о том, кто и как регулирует цену на газ. Поставки газа, по словам Натали Смыр, передали частной компании, она поднимает цену по своему усмотрению. С 750 рублей за баллон она выросла до 1100 рублей. Почему это произошло, понять никто не может.

Гиви Кварчия напомнил коллегам и о кризисе в энергетике, который приближает Абхазию к точке невозврата:

«Не забывайте про электроэнергетику, мы уже много раз говорили в разных интервью, что мы придем к точке невозврата зимой, мы идем к этой точке большими шагами. Борьба с майнингом сошла «на нет», накрылась медным тазом. Нет никаких увольнений, нет ответственных, ни понедельников, ни вторников, то, о чем было громко заявлено (президентом), ничего нет. И еще один конкретный вопрос, который касается депутатов: на одной из сессий, когда мы принимали бюджет, мы внесли поправку и заложили 100 млн рублей на приборы учета. 25 человек проголосовали за эту поправку, эти деньги используются не по назначению. То есть это – нецелевое использование средств, которые парламент без исполнительной власти внес в бюджет. По моему субъективному мнению, это отношение к парламенту и к тем, кто голосовал, как к половой тряпке. Я считаю, что те люди, которые так относятся к парламенту, должны понести ответственность и ответить за нецелевое использование этих средств».

Вопросов у депутатов накопилось много, но задать их пока некому. Министр экономики Кристина Озган уехала в Москву, отменив очередную встречу.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

Прочитано 1147 раз

Похожие материалы (по тегу)