Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Фирмы-матрешки и нефтяное лобби

В Общественной палате вновь спорили о перспективах добычи нефти в Абхазии. Особое возмущение присутствующих вызвало отсутствие прозрачности при подписании соглашений с российскими компаниями «Роснефть-Шельф Абхазии» и «Апсны-Ойл». Последняя подверглась острой критике за то, что уже приступила к работам на скважине в селе Окум Ткуарчальского района.

В Общественной палате уже не в первый раз обсуждается возможность добычи нефти в Абхазии. В марте 2010 года ее рабочая комиссия уже занималась этим вопросом и подготовила свои рекомендации, которые включали четыре пункта: Государственной экологической службе было поручено провести всесторонние работы по оценке состояния морской экосистемы и выявить факторы, негативно влияющие на окружающую среду; парламенту – ускорить работу по законодательному закреплению исключительной экономической зоны, что необходимо для проведения разведывательных работ; Народному собранию, Государственной экологической службе и Управлению по геологии, геодезии и картографии – подготовить и рассмотреть законопроект об охране окружающей среды и о недрах; Общественная палата поручила сама себе осуществлять общественный контроль за исполнением рекомендаций.

Но, судя по всему, и данные рекомендации, и общественный контроль были преданы забвению. Не прошло и десяти лет, как вопрос встал снова. И вот сегодня секретарь Общественной палаты Нателла Акаба попросила Романа Дбара, бывшего с 1995 по 2014 год главой Государственной экологической инспекции, сообщить, что же было сделано по тем поручениям.

Сегодня на заседании Общественной палаты Роман Дбар повторил практически то же самое, что он говорил в 2010 году в этой же аудитории, подчеркивая многочисленные выгоды, которые извлечет Абхазия из деятельности «Роснефти». И тогда, и сейчас он обратил особое внимание на средства, которые «Роснефть» потратит на экологический мониторинг, сообщил, что за время проведения мониторинга «комитет по экологии сформулировал достаточно четкое представление о том, что собой представляют экологические риски и механизмы решения тех вопросов, которые встают при подходе к разработке, поиску и оценке месторождений нефти». Роман Дбар сказал:

«Начиная с 2010 года – это первый год, когда начался экологический мониторинг лицензионного участка площадью более 3000 кв. км на Гудаутском шельфе, и за это время собран огромный объем материала, касающегося состояния экосистемы. Он – беспрецедентен, потому что ни в советское время, ни, тем более, после никому не удавалось собрать такой огромный материал, касающийся состояния экосистемы. И, самое главное, этот процесс продолжается до сих пор, потому что условием лицензионного соглашения является обязательная ежегодная экологическая съемка, которая относится ко всем частям экосистемы, начиная от птиц, которые находятся в воздухе над морем, дельфинов, рыб, планктона, а также вся гидрохимия по слоям, начиная с нулевого уровня и заканчивая 1400 м глубиной, а также состояние донных осадков и их химического состава. И этот мониторинг является колоссальным объемом данных, которые дают нам возможность представить картину происходящих сегодня событий в море. И поэтому этот проект является с экологической точки зрения просто локомотивом, который обеспечивает знаниями нашу республику».

Роман Дбар в настоящее время является директором Института экологии Академии наук Республики Абхазия, который осуществляет наблюдение за всеми этапами экологического мониторинга. Специалисты института отвечают за научное сопровождение и наблюдение с момента забора образцов и отправки их в различные учреждения для проведения исследований. Институт экологии вписан в лицензионное соглашение с «Роснефтью» в качестве супервайзера, и компания оплачивает эту работу. Сумма, которая перечисляется Институту экологии, не разглашается, но, по словам Романа Дбар, она не существенна. Он считает, что говорить о добыче нефти можно будет не ранее, чем через 10-15 лет.

Лиане Кварчелия, члену ОП, была непонятна позиция эколога, который говорит не о возможных рисках и не о том, кто и как будет с ними справляться, а о полученной полезной информации. На это Дбар ответил, что Роснефть является «самой добросовестной и ответственной компанией с высокими стандартами, которая хорошо зарекомендовала себя в мире».

На вопрос Лианы Кварчелия о том, в какие инстанции Абхазия сможет обратиться в том случае, если возникнут проблемы, например, в результате аварии при разведке или добыче нефти, Роман Дбар ответил, что только к российским инстанциям и в российский арбитраж. Он также добавил, что Абхазия не должна отказываться от добычи нефти и «уходить в сторону от цивилизационного вектора».

Роман Дбар проинформировал, что компания «Апсны-Ойл», по условиям соглашения, должна заниматься консервацией разведанных еще в советское время скважин на восточном участке. У четырех из них за истекшие десятилетия износились запорные механизмы, их целостность может быть нарушена в любой момент, что представляет серьезную опасность для экологии. Защищая «Апсны-Ойл» от нападок, Дбар рассказал о берегоукрепительных работах, которые компания провела в русле реки Алдзга, укрепив 600 метров берега, чтобы во время паводка вода не смыла закрытую в советские времена скважину.

В беседу вступил министр экономики Адгур Ардзинба. Он заверил, что все соглашения соответствуют закону Республики Абхазия «О недрах». Договор, подписанный с дочкой «Роснефти» ООО «РН-Шельф Абхазии» в апреле 2013 года предоставил ей права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на Гудаутском участке в акватории Черного моря. В 2015 году в него внесли изменения и продлили сроки геологоразведочных работ.

В мае 2013 года между правительством Абхазии и ООО «РН-Шельф» было подписано соглашение, которое предоставило «Роснефти» право на проведение разведки сроком на пять лет и добычи сроком на 40 лет. Его подписал премьер-министр Абхазии Леонид Лакербая. В январе 2018 года правительство внесло в договор изменения и продлило срок геологической разведки с пяти до десяти лет, а право на добычу утвердило в 35 лет.

Что касается компании ООО «Апсны-Ойл», по соглашению от 16 мая 2014 года она получила право на разведку и добычу углеводородного сырья на территории восточного участка, в состав которого входят Очамчырский, Ткуарчальский и Галский районы, а также Очамчырский морской шельф. Компания не уложилась в отведенные сроки, и в марте 2018 года кабмин продлил действие лицензии с пяти до десяти лет.

Обе компании зарегистрированы на территории Абхазии и являются абхазскими резидентами. Членов Общественной палаты очень интересовали имена и фамилии руководителей этих организаций, но называть их министр экономики не стал. Он только пояснил, что учредителем ООО «Апсны-Ойл» является российская компания ООО «Апсны групп».

На волновавший всех вопрос о том, что получит Абхазия от добычи нефти, если ее обнаружат, Адгур Ардзинба ответил, что вся нефть, по условиям соглашения, будет принадлежать собственнику, то есть российским компаниям. Абхазия же получит налог на добычу, который составит от 15 до 20%, к этому добавится налог на прибыль, на имущество и на доходы физических лиц.

В 2014 году было заключено соглашение с «Апсны-Ойл» на передачу ей в аренду участка площадью 1,4 га в селе Окум Ткурачальского района для геологической разведки.

Депутат Алмас Джапуа заявил, что «нас уводят в плоскость разговоров о «Роснефти». Он, как и Дбар, считает, что Абхазия в результате экологического мониторинга получает «бесценные данные», единственное, что ему непонятно, – почему российской компании одновременно с разведкой дали разрешение на добычу нефти. Для него вопрос «Роснефти» не стоит.

Алмаса Джапуа интересует только компания ООО «Апсны-Ойл». Он сообщил, что у нефтяников в правительстве и парламенте Республики Абхазии есть свое мощное лобби. Некоторые депутаты в последние месяцы ощутили «активное давление, и у них создалось впечатление, что что-то происходит». Тогда группа единомышленников в декабре прошлого года выехала в село Окум и обнаружила, что там ведутся активные работы по подготовке промзоны. Берегоукрепительные работы, о которых рассказал эколог, были проведены только в январе нынешнего года. За пять лет действия лицензии эта компания, по его словам, «пальцем о палец не ударила». А на консервацию скважин у них нет средств. Алмас Джапуа пояснил:

«Компания «Апсны Групп» (учредитель «Апсны-Ойл») построена по схеме вывода денег, как юридическая матрешка, голова которой упирается в офшоры. Невозможно обнаружить ни одного физического лица внутри этих компаний. С 2013 года группа учредителей этой компании менялась раз пять. Все компании, которые участвуют в схеме, занесены в реестр микропредприятий России. За последние пять лет у них баланс минус 3,5 млн рублей, и мы доверили этой компании вопрос нефтедобычи в Абхазии! Это компания – «рога и копыта». Учредителем «Апсны Групп» является некий Поляков, на него зарегистрировано 38 организаций, это все фирмы-однодневки, они числятся в реестре микропредприятий, а половина из них не действующие. Вот компания, которой мы доверили свою нефть».

Джапуа говорил о прямой заинтересованности абхазских чиновников и о коррупции, а также о том, что все решения, которые принимаются правительством по нефти, не прозрачны и закрыты от общества.

Депутат парламента Гиви Кварчия проинформировал, что в настоящее время директором «Апсны-Ойл» числится Кама Владимировна Ашуба, а до нее гендиректором этой компании была Кристина Озган, бывший министр экономики. Он также сообщил, что вопрос добычи нефти стоит настолько остро и является таким резонансным, что депутаты планируют создать комиссию и провести публичные слушания с приглашением директоров всех компаний, которые занимаются разведкой нефти в Абхазии.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Оцените материал
(0 голосов)


Оставить комментарий

Яндекс.Метрика