Убийство Рафика Чолакяна и покушение на его жену Людмилу Матосян произошло 5 апреля 2017 года в селе Гумиста Сухумского района. В преступлении подозревается их сосед Эдуард Адлейба, который впервые за время следствия дал показания в суде в четверг 15 ноября 2018 года.

Sputnik

Допрос свидетеля

В зале заседаний Верховного суда Абхазии в четверг практически не было свободного места. Уголовное дело об убийстве Рафика Чолакяна и покушении на его супругу Людмилу Матосян подходит к развязке. Спустя почти полтора года подозреваемый в преступлении Эдуард Адлейба впервые дал показания в суде.

По инициативе стороны защиты суд под председательством Романа Кварчия пригласил свидетеля - жительницу Сухума Фатиму Берая, чье имя периодически упоминалось на прошлых слушаниях. Она рассказала, что давно дружит с Адлейба, и в день убийства он был у нее в гостях примерно с 18:00 до 19:30.

Берая объяснила, что незадолго до трагедии случайно встретилась на столичном рынке с подсудимым и попросила у него помощи. Она нуждалась в деньгах для выезда на лечение в Россию. Адлейба пообещал помочь.

По ее словам, через несколько дней подсудимый принес ей домой десять тысяч рублей и задержался там часа на полтора. Вместе они прошли всю войну, и им было о чем вспомнить, подчеркнула свидетельница.

О том, что Эдуарда Адлейба задержали по подозрению в убийстве, Берая узнала не сразу. Она призналась, что сочла это ошибкой следствия, в которой обязательно разберутся. В июне 2017 года Берая уехала в Москву на лечение. Спустя четыре месяца она ненадолго вернулась в Абхазию после известия о смерти сестры. Примерно через десять дней вернулась в Москву и никакой информацией о судьбе Адлейба не обладала.

На вопрос адвоката и прокуроров, почему Берая так хорошо запомнила, в какой именно день и время Адлейба у нее был, она ответила, что ведет подробные записи о том, кто и какой суммой помогает ей в решение проблемы. В случае необходимости выразила готовность предоставить суду эти записи.

После допроса свидетельницы, прокурор Эльвия Хазириши обратилась к суду с ходатайством о приобщении к делу ответа на запрос от сотовой компании, которая обслуживала номер подсудимого.

Прокуратура пыталась выяснить местонахождение абонента в день убийства с 16:00 до 21:00, в частности, мог ли он в этот отрезок времени находиться в районе центрального рынка, где живет свидетельница, или в районе села Гумиста.

"В период времени с 16:00 по 21:00 5 апреля 2017 года Адлейба находился в районе Маяка. То есть он находился рядом с 12-й школой, его даже не было в районе сухумского "Пивзавода". Прошу приобщить к уголовному делу ответ на мой запрос, плюс к этому схему передвижения подсудимого", - сообщила Хазириши.

Адвокат Давид Каджая выразил сомнение по поводу достоверности информации о том, что телефон именно с этим абонентским номером в тот день был у его подзащитного. Сторона обвинения ответила, что в этом нет никаких сомнений, так как подсудимый сам в своих показаниях указал этот номер. Более того, схема передвижения Адлейба в день убийства, предоставленная сотовой компанией, совпадает с показаниями других свидетелей. Суд удовлетворил ходатайство обвинения.

Показания подсудимого

В своих показаниях подсудимый Эдуард Адлейба подробно описал день, когда был убит Чолокян, и заверил, что погибший был для него как брат.

По словам подсудимого, с утра он сходил к морю, выпил кофе с соседями, вернулся домой и начал собираться на поминки. Выйдя из дома, встретил Рафика Чолакяна.

"Каждый год я помогал ему вспахивать "Кротом" огород. Когда мы пришли туда, я ему сказал, что торчат корни и их сначала надо убрать. Потом можно будет в любое время это сделать. Минут 10-15 ушло на это. А когда я проходил мимо дома, увидел через окно, что его супруга разговаривала с каким-то мужчиной на армянском языке. Рафик меня проводил, и я поймал попутку – иномарка была. Попросил довезти до "Сухумприбора", - рассказал Адлейба.

Подсудимый подтвердил показания свидетельницы Фатимы Берая о том, что в указанное ею время он находился у нее в гостях. Затем он снова встретился с друзьями на берегу моря, где они обычно ловят рыбу. Домой вернулся ближе к 22:00 и никуда не выходил.

Адвоката также интересовало, известно ли его подзащитному о том, был ли конфликт с кем-либо у Чолакяна. Адлейба ответил, что убитый и его брат не могли договориться о судьбе дома. Подсудимый утверждает, что брат погибшего хотел продать жилище, и этому противился Рафик Чолакян.

О произошедшем, отметил Адлейба, ему сообщили знакомые по телефону 6 апреля. Он и его товарищи сразу же направились к дому Чолакяна и были в ужасе от увиденной там картины. Следователь попросил его быть понятым, и до конца осмотра места происшествия, оформления бумаг, он оттуда не выходил.

В конце апреля 2017 года Эдуард Адлейба дал признательные показания, от которых он позже отказался. Он подчеркнул, что подписал протокол допроса, не прочитав его. Он также обвинил следователей в том, что они ему "подсыпали" психотропные вещества, и он не осознавал происходящую ситуацию.

Следствием установлено, что Чолакян был застрелен из пистолета "ТТ". Эдуард Адлейба был награжден министром обороны Абхазии пистолетом такой же системы. В марте 2017 года, следует из показаний подсудимого, оружие было украдено из его автомобиля.

Во время допроса Эдурад Адлейба пожаловался на ухудшение самочувствия. Суд объявил перерыв, но обвиняемому за это время лучше не стало. Прокуроры не успели задать свои вопросы. Было решено перенести слушание на 30 ноября.

 

К сожалению, такое сегодня не услышишь. Многие необходимые стране рабочие специальности не вызывают интерес у молодых людей. Наверняка, каждый из нас сталкивался с ситуацией, когда было необходимо, но не получалось быстро найти электрика, сантехника или водопроводчика. В такой момент особенно понимаешь, что в повседневной жизни без этих специальностей не обойтись. Но, тем не менее, мало кто хочет, чтобы его ребенок стал профессиональным рабочим. И тех, кто учится хорошо и не очень, родители настраивают на вузы, ибо рабочие профессии в Абхазии не престижны и, что немаловажно, низко оплачиваемы. Это в России автослесарь может получить зарплату в 120 тысяч, а маляр-штукатур или прораб – 100 тысяч. У нас таких денег никто не предложит. Соответственно и учиться, например, на специальность электрика мало кто пойдет: и опасно, и семью не потянешь. Так какие специальности из тех, что предлагает Сухумский государственный колледж (бывший индустриальный техникум) привлекают сегодня молодых людей? Есть ли возможность трудоустройства у его выпускников?

– В настоящее время в Сухумском государственном колледже, – говорит его директор Светлана Николаевна Габлия, – обучается 309 студентов, из них на очном – 155 человек, на заочном – 154. Всего колледж предлагает семь специальностей. С охотой молодые люди идут на специальности: «техническое обслуживание и ремонт автомобильного транспорта», «строительство и эксплуатация зданий и сооружений», меньше на специальность: «радиосвязь, радиовещание и телевидение», возможно, потому, что здесь учиться довольно сложно, не каждый потянет. И совсем немного молодых людей предпочитают специальность «электрооборудование предприятий и гражданских зданий». А ведь, как известно, не только в городах, но и в селах Абхазии дефицит профессиональных электриков, работают самоучки.

Девочки выбирают специальность: «гостиничный сервис». И это понятно, ведь наша республика – курортная. Они надеются в будущем на трудоустройство. Хотя, скажу откровенно, наших студентов даже на практику берут неохотно. Пользуются спросом и специальности: «банковское дело», «экономика и бухгалтерский учет».

Что касается успеваемости, в прошлом году колледж закончили на красный диплом пять человек. Отчисляем за неуспеваемость в случае, если у студента три двойки и много пропусков. Оплата в год – 8 тысяч, но много льготников, в частности, круглые сироты и дети репатриантов учатся бесплатно.

В колледже трудятся 30 педагогов, в основном с большим стажем работы, но немало и молодых, которые пришли после АГУ и хорошо проявляют себя. Среди педагогов есть и мужчины, что немаловажно для такого учебного заведения (среди студентов больше ребят).

Светлана Николаевна также рассказала, что колледж нуждается в капитальном ремонте, в современном оборудовании, в компьютерах. Есть хороший спортзал, но он также не оснащен. Однако благодаря представителям Республики Адыгея для студентов колледжа были оборудованы баскетбольная и волейбольная площадка. Возвращаясь к проблеме прохождения студентами практики, Светлана Владимировна с благодарностью отметила тех, кто берет студентов. Это – гостиницы «Айтар», «Интер-Сухум», сухумское АТП. Банки студентов не принимают, и бухгалтер колледжа сама стала на месте проводить практику. Есть идея сделать так, чтобы проходили практику на месте и студенты, обучающиеся по очень востребованной специальности: «техническое обслуживание и ремонт автомобильного транспорта». Будем надеяться, что задуманное сможем осуществить.

Удивляет и возмущает нежелание некоторых руководителей брать на практику студентов колледжа. Какие из них получатся специалисты, если они не будут иметь наставников по выбранной им специальности, не будет рядом с ними человека, который во время практики укажет на недочеты, поддержит, подскажет. Конечно, обязать опекать молодых людей невозможно, но, думается, это – гражданский долг любого неравнодушного человека, заботящегося о будущем своей страны.

Лейла Пачулия

Газета "Республика Абхазия"

 

К 80-летию со дня рождения Ю.Аргун

С Юрой Аргун я познакомилась по дороге из Гудауты в Казань. Юрий Гудисович учился тогда в аспирантуре Института этнографии им. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, и мой дядя Тарас Цушба позвонил ему, своему односельчанину, чтобы встретил меня в Москве и посадил затем на поезд до Казани, куда я ехала поступать в вуз после средней школы.

И прощалась я с ним в день его похорон, в жаркое лето 2014 года, когда из Сухума его увозили в село Куланырхуа Гудаутского района, на родовое кладбище. Траурный митинг был долгим и печальным, друзья и коллеги говорили о его жизненном и творческом пути, о его патриотизме, участии в национально-освободительной борьбе.

Во временном промежутке между моим знакомством и прощанием навечно я не раз встречалась с Юрием Гудисовичем, впрочем, я его называла просто Юрой, мы не были близкими друзьями, но и отчужденности между нами не было. Он был скромный, спокойный, улыбчивый и добрый. Я всегда радовалась встречам с ним, он интересовался моими шагами в журналистике, а я знала о его таких крупных делах, как возрождение народного праздника «Лыхнашта» (о самом первом и последующих этих праздниках я писала, будучи собкором «Советской Абхазии»), об его авторстве «Письма 130-ти», за которое его исключили из Компартии и освободили от работы, о его трудах по этнографии… Более того, я была дружна с его братьями Сурой и Леонидом (Уантой). С первым я вела радиопередачи в Гудауте, когда работала в газете «Бзыбь», со вторым в нашу комсомольскую юность ходила по горным перевалам. Увы, и их уже нет в живых. А еще их мама, Елена Александровна Гагулия, была учительницей моей мамы. Все эти связи и контакты были для меня священными, и я с почтением относилась к большой семье Аргунов. А семья действительно была большой, в ней выросли десять детей – семеро сыновей и три дочери.

Конечно, многие в Абхазии скажут об Юрии и членах семьи еще лучше, еще теплей. Но и я захотела, сославшись на личные воспоминания, внести свою лепту в повествование об Юрии Гудисовиче, к 80-летию со дня рождения которого (родился 30 октября 1938 года) редактор газеты «РА» Юрий Кураскуа предложил мне написать о нем материал. С удовольствием согласившись на такое предложение, я захотела не ограничиваться официальной информацией о его достижениях.

Поэтому встретилась с Валерием Михайловичем Цушба, также моим родственником, который на похоронах Юрия Гудисовича выступал от имени его односельчан. Как и тогда, он рассказывал сейчас о нем очень эмоционально.

– Юру в селе любили. Он был общительный, приезжал из Сухума на все мероприятия в селе, на фамильные сходы, свадьбы, интересовался бытом – он же был этнографом. «О, Юра пришел, сейчас он нам интересные истории расскажет», – помню, говорил мой отец, когда тот появлялся в обществе. Помню и то, какой большой была семья Гудисы. Все дети учились вначале в сельской неполной школе, а потом вынуждены были переходить в городскую школу, но идти с окраины села, где они жили, до Гудауты, было очень далеко. Так им отец по улице Гобечия в пригороде построил двухэтажный дом, по тем временам самый большой в том краю, и все подраставшие дети жили в нем и доучивались в средней школе. Этот дом так и назывался – «дом Гудисы». В нем потом продолжал жить отдельной семьей старший сын Турик. Но знаешь, что самое интересное и важное?! – сказал Валерий. – Это то, что все десять детей Гудисы Аргун связали себя узами брака с представителями десяти абхазских фамилий. И общаться со всеми, уважить всех родственников – это не просто, это не у всех получается. Но в этой семье проблем не было с этим, у них получалось.

А каким был Юрий Гудисович в своей личной семье, как воспитывал собственных детей? Об этом с большой искренностью рассказала мне его дочь Рада, журналистка АГТРК. Она начала с взаимоотношений между членами семьи:

– У нас в доме была шутка о том, кого больше всех любит папа. На первом месте, как мы считали, была мама, потом Апсны и её дела, а в конец мы ставили себя – детей. А у мамы другой порядок: мы, потом телевидение и т.д… У папы с мамой (Тина Корсая, известная абхазская тележурналистка. – З.Ц.) были особые отношения, он её очень любил, мы это чувствовали и подшучивали над этим по-детски. Но интересно и то, что папа, серьезный, ортодоксальный абхазец, абсолютно доверял женщинам. Я не помню, чтобы он меня ругал за то, что куда-то пошла или вернулась поздно, что я не то на себя надела. И очень понимал и ценил то, чем мама занималась. А создававшееся и развивавшееся тогда новое Абхазское телевидение требовало много времени, в том числе ночного. И такое его доверие к нам не давало априори его подводить. И вообще у нас было ощущение большой его спины, за которой чувствовали себя в безопасности – аяба ду щ0оушъа, как говорила мама. Он был выше того, чтобы придираться к тому, как и что в доме – убрано или нет, приготовлена еда или нет. Единственное, любил порядок в своих инструментах, и мы не должны были их трогать, они должны были находиться там, куда он их сам положил. У него была зеленая настольная лампа, и если мы видели из его комнаты этот зеленый свет, то знали: папа работает – и не мешали, даже когда были маленькими. Папа, конечно, был в чем-то и строгий, в чем-то мы его и побаивались, но он никогда на нас руку не поднимал. Кстати, к брату Алхасу он был строже, чем ко мне. Я могла и спорить, и доказывать ему свою точку зрения, и пошалить. Мне это больше прощалось. И почему-то Алхаса он не называл по имени, а говорил «Ари ар8ыс» («Этот юноша»). Пока не началась грузино-абхазская война. Алхас тогда учился в Москве. Меня папа сразу отвез в Гудауту, а сам вернулся в Сухум, к маме, которая выехала отсюда позже, после освобождения Гагры. А папа через месяц вместе с Витесом Авидзба смог вброд перейти в каком-то месте Гумисту и выбраться на ту сторону. Им, можно сказать, повезло.

И вот в один из дней пребывания в оккупированном Сухуме он решил пойти на работу и в городе услышал, что через перевал идет группа добровольцев и с ними Алхас. Когда пришел домой, маме ничего не сказал про сына, но та на него набросилась, мол, зачем ходишь по городу, убить ведь могут. А он ей только и ответил, что его смерть будет не самой страшной для неё, с этим она смирится («сара бсылаёап»…).

Вот с тех пор папа изменил свое отношение к Алхасу, и до смерти своей он никогда не критиковал, не ругал его и называл по имени. Он по достоинству оценил его участие в защите Отечества, причем почти с первых дней начала войны. Он понял, что его сын – уже взрослый мужчина.

Алхас же раньше, чем я, стал осознавать значимость нашего отца – еще с 1978 года, когда папа выступил на митинге на площади в Сухуме. А я это стала осознавать, когда уже в свои 18 лет поехала летом, перед началом войны, в Турцию. Когда там, представляя меня, говорили, что я дочь Юры Аргун, люди вставали и с почтением здоровались со мной. Это происходило везде, была ли я в гостях, на свадьбе или другом мероприятии. Его в Турции знали и ценили, что стало открытием для меня.

Конечно, я помню многое из того, что он делал, например, как писал сценарий «Лыхнашты», – вся его комната была наполнена бумагами. После проведения праздника Гудаутский район подарил ему цветной телевизор, которым мы с радостью заменили старый черно-белый. Мы были небогатыми, были семьей, которая жила от зарплаты до зарплаты. Но в нашем доме появлялись все книжные новинки. У нас были другие ценности. И у нас было честное имя отца. Как-то одна женщина сказала мне о том, что я веду себя очень свободно во время телепередач. И я подумала, что это ощущение моей внутренней свободы дали мне родители, то самое их честное имя. Ведь папа, сейчас речь идет о нем, делал только то, во что верил и любил, и никогда не шел на сделку с совестью.

Из биографии Юрия Гудисовича Аргун. Был видным ученым-этнографом, общественным деятелем, одним из лидеров национально-освободительного движения, ведущим научным сотрудником АбИГИ им. Д.Гулиа АНА, профессором АГУ, лауреатом Государственной премии им. Г.Дзидзария, кандидатом исторических наук, заслуженным работником культуры Абхазии.

Ю.Аргун в 1971 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Современный быт и культура бзыбских абхазов». С 1969 по 1978 годы работал в Абхазском госмузее – заведовал отделом, был заместителем директора и директором.

В 1977 г. организовал совместно с ленинградским Музеем этнографии народов СССР выставку «Абхазы». Юрий Аргун в том же году инициировал и был одним из авторов «Письма 130-ти», адресованного высшему политическому руководству СССР. За это его освободили от занимаемой должности директора Абгосмузея и исключили из КПСС. После событий этого периода, широких народных волнений и возмущений в Абхазии, Юрий Аргун был принят на работу в Абхазский институт языка, литературы и истории им. Д.И. Гулиа (ныне – АбИГИ ), где проработал до конца своей жизни – был старшим и ведущим научным сотрудником, заведующим отделом этнологии.

Ю.Аргун с 1981 года параллельно преподавал в Абхазском госуниверситете. Он являлся автором более 200 научных и научно-популярных публикаций, в том числе свыше 10 книг и монографий, посвященных в основном изучению быта и культуры абхазов. Являлся инициатором проведения народных праздников – как «Лыхнашты», так и «Мыкуашты».

Ю.Аргун – редактор и рецензент целого ряда фундаментальных исследований, один из авторов и научный редактор коллективной монографии «Абхазы» (М., 2007, 2012), которая удостоилась Госпремии им. Г.Дзидзария. Он не успел защитить докторскую диссертацию на тему «Абхазская диаспора: историко-этнографическое исследование», которая практически была им завершена. Она стала итогом активного изучения им в последние годы жизни истории и этнографии абхазской диаспоры в зарубежных странах.

Юрий Гудисович являлся одним из основателей и бессменным руководителем общественной организации по связям с зарубежными соотечественниками «Апсадгьыл», членом исполкома Международной Ассоциации абхазо-абазинского (абаза) народа и Международной Черкесской Ассоциации.

В период очередного витка противостояния Абхазии и Грузии (1989-1992 гг.) и во время Отечественной войны народа Абхазии (1992-1993 гг.) Ю. Аргун вел активную идеологическую работу.

С 1996 по 2002 гг. был депутатом Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, возглавлял Комитет по науке, культуре и образованию. В течение нескольких лет являлся руководителем тематических сборников по «Апсуара».

Заира Цвижба

Газета "Республика Абхазия"

 

 

Когда ходишь по улицам Сухума, на многих уличных покрытиях, особенно на перекрестках, видны следы жженой резины. Все они фигурные. Такие «художественные произведения» оставляют водители, которые не любят свой город или не воспринимают ее столицей. В основном эти неприглядные «картины» оставляет молодежь… ночью. Как правило, с полуночи до четырех утра. В полнейшей ночной тишине прекрасно слышно, как водители-нарушители гоняют по улицам и площадям. Больше всего достается нашим главным городским трассам – улицам Н.Лакоба и В.Ардзинба.

Особенным шиком считается проявить скоростную шумливость, пролетая у перекрестка МВД РА. Эти забавы давно стали традицией ночного Сухума и поводом для постоянного недовольства нормальных жителей. Неужели на эти факты можно не обращать внимания?

Утвердительно можно ответить, что обращают и применяют меры воздействия в рамках закона. Кто бы что ни говорил, ГАИ республики и Сухума работают хорошо. Иначе фактов ДТП, безобразия на авто было бы в разы больше. Почему сотрудники МВД РА не могут работать на «отлично»? А мы сами им не позволяем.

– Когда они останавливают транспорт для проверки (а это обычная работа сотрудников по долгу их службы), мы сразу выражаем недовольство. Причем порядочный гражданин воспринимает это спокойно, и даже положительно. Надо так надо, говорили они. Мы же все хотим спокойствия и порядка. Другая же категория вдруг поднявшихся по карьерной лестнице госчиновников, неожиданно разбогатевших бизнесменов-кредиторов, в свое время написавших на госимуществе «занято», расплодившихся блатных, стремил и людей, не принимающих моральные и государственные правила, начинают вести себя вызывающе. Здесь, на своей земле, в нашем общем доме. Там, за Псоу, представители этой категории будут удивительно примерными гражданами, которые, естественно, понимают все разметки, знаки, светофоры и правила парковки.

– Причина здесь одна. Там на работников МВД «не наедешь», и хамство свое спрячешь подальше, а иначе за все придется платить штраф, или еще хуже, можешь получить срок. А заступиться будет некому.

У себя дома – дело другое. Полно знакомых, родственников, друзей, которые «отмажут» от всех бед. Еще лучше, когда есть группы «твоих единомышленников», которые, если надо, готовы перекрыть улицы, снести милицию, МВД, любую администрацию.

Когда два министра нашего силового ведомства взялись жестко наводить порядок на дорогах и улицах, это забеспокоило тех, кто понял, что лавочка «вызволения» нерадивых водителей может закрыться. Выдумали политизированную причину, и министров освободили от занимаемых должностей. Это был негласный клич: «Все, теперь полная воля!» для тех, которые не любят слово Закон.

Госчиновники, которые принимали решение об освобождении министров и сквозь пальцы смотревшие на штурм МВД (ведь никто не понес никакого наказания, даже порицания не получил), косвенно этот клич поддержали и сделали нашу жизнь в дальнейшем незащищенной. Опрос показал, что так думает подавляющее число населения республики.

– Немаловажный факт: остаются нормой просьбы родных о невозбуждении дела против нарушившего законы (на дороге, в быту), и «ходатайства» об этом у работников силовых структур, депутатов, госчиновников, чтобы они способствовали освобождению «их человека». А по сути, к примеру явного педофила, или гражданина, распространяющего наркотики, сбившего (убившего), когда он вел машину в нетрезвом виде, обокравшего своего соседа, гостя республики. Республика маленькая. Еще вчера мы обсуждали очередной безобразный факт и пребывали в ожидании справедливого наказания виновных. Наутро узнаем, что, как всегда, сработал тянущий нас вниз фактор – «своих не сдаем».

Стоит ли удивляться тому, что мы перестали замечать, что сами порождаем круговую поруку и вседозволенность. Какой-то небольшой процент небольших групп пытается приучить нас плевать на установленные жизнью национальные традиции, нормы морали и поведения, а заодно на свободу и независимость своего государства и существующие в нем законы.

– Вопросы, на которые мы знаем ответы: «Когда работники силовых структур, того же ГАИ, выполняя свои обязанности, видят, что задержанный ими виновный гражданин на следующий день разгуливает на свободе и продолжает по-хамски водить машину. Будет ли гаишник также в дальнейшем исправно относиться к своим обязанностям? Тем более что ненормированная работа оплачивается мизерной зарплатой.

– Будут ли кого задерживать, останавливать в дальнейшем, если сотрудника МВД могут оскорбить или избить и никто из нападавших не понесет за это наказания? И для этого постарались сами отдельные госчиновники, депутаты, «большие» родители.

Ночных гонщиков и «художников» на машинах также никто привлекать не будет. Встанет та же родня и «докажет», что это простое развлечение и особого ничего не случилось.

Когда-то в царской России, в начале ХХ века, дела с соблюдением закона тоже не складывались. Много спорили, что делать и как быть. Один из министров предложил соответствующим государственным структурам: «Ну, рассердитесь, наконец-то».

Наше неумение «сердиться» на нарушителей законов в определенные моменты, наших госструктур, институтов власти улавливается в обществе как слабость. А она, подпитанная фактами, слухами, сложной жизнью, начинает действовать на широкие массы людей не лучшим образом. А кто и как из них будет воспринимать происходящее, думать, делать выводы, менять ли сознание – узнать практически не возможно.

Юрий Кураскуа

P.S. Для улучшения ситуации на дорогах и улицах нашей республики, снижения количества ДТП, фактов коррупции, необходимо (это мировой опыт), законодательно разрешить работникам ГАИ получать надбавки 60-70% к своей зарплате от взимания штрафов. Это укрепит их ряды. Перестанут брать… так как будут дорожить своей работой. Получая достаточную зарплату, не затрагивая госбюджет, они наоборот, путем штрафов будут его пополнять.

Вряд ли нерадивые водители смогут при нарушениях откупиться, да и платить постоянно штрафы им тоже не захочется.

Газета "Республика Абхазия"

Сухумский городской суд под председательством судьи Габеевой Зарины Георгиевны, 12 ноября 2018 года рассмотрев ходатайство следователя прокуратуры г. Сухум о необходимости продления меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Кварчия Саиды Валерьевны, вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

При этом, суд, имея полномочия избрать иную меру пресечения (домашний арест, залог) отказав в удовлетворении ходатайства в продлении ареста не воспользовался данными полномочиями.

Кварчия С.В. обвиняется органом предварительного следствия в том, что 14 июля 2018 года совершила умышленное убийства Авидзба Дмитрия Ионовича 1980 года рождения т.е. по ч. 1 ст. 99 УК РА.

Как установлено результатом расследования: в результате бытовой ссоры обвиняемая нанесла своему супругу Авидзба Д.И. не менее двух ударов по голове тупым твердым предметом, после чего собрав в бумажный пакет свои личные вещи и вещи супруга а также – орудие преступления вынесла из дома и выбросила в подземный переход. Будучи допрошенной в качестве подозреваемой вину в предъявленном преступлении признала, однако в последствии отказалась от признания и в настоящее время не согласна в предъявленным обвинением в части умысла.

В результате проверки показаний на месте с участием подозреваемой - орудия преступления найдено не было. Осмотром места происшествия установлено, что обвиняемая после совершения убийства пыталась смыть с паркетного пола следы крови

Авидзба Д.И. был доставлен в хирургическое отделение Республиканской больницы, где ему была проведена операция, однако от полученных травм последний не приходя в себя скончался.

Основанием для обращения в суд следователем явилось то, что в настоящее время не получены результаты психолого-психиатрической экспертизы в отношении обвиняемой и судебно-медицинская экспертиза в отношении потерпевшего, без наличия которых в материалах уголовного дела окончательная квалификация преступления и направление его в суд невозможно. Кроме того, предварительному следствию необходимо время на ознакомление обвиняемой и потерпевших с тремя томами уголовного дела и составление обвинительного заключения.

Судья мотивировала свой отказ в продлении срока ареста Кварчия С.В. тем, что следователем не представлены достаточные основания полагать, что обвиняемая находясь на свободе скроется от следствия или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью или угрожать свидетелям, уничтожить доказательства или иным способом воспрепятствовать объективному ходу расследования. При этом в постановлении указано, что одна тяжесть инкриминируемого преступления является недостаточным основанием в необходимости продления срока ареста.

Срок содержания под арестом обвиняемой Кварчия С.В. истекает 14 ноября 2018 года. Таким образом, судья приняв решение об отказе в удовлетворении ходатайства фактически не оставляет возможности предварительному следствию обжаловать данное решение в Верховный суд РА сохранив на время рассмотрения кассационного представления меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемой.

Санкция части 1 ст. 99 УК РА предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 12 лет лишения свободы, и отнесена законодателем к категории особо тяжких.

На постановление Сухумского городского суда от 12 ноября 2018 года прокуратурой города Сухум в течении 3 суток будет внесено кассационное представление в Верховный суда Республики.

Генеральная прокуратура Республики Абхазия

 

 

Страница 1 из 51
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Ikea Banner
Яндекс.Метрика