Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Обращение

Высшего Совета Республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны «АРУАА» к руководству страны, ко всему многонациональному народу Абхазии

Уважаемые соотечественники!

Общественная организация ветеранов войны «Аруаа» была создана в 2007 году на учредительном съезде ветеранов войны. Первым председателем «Аруаа» был избран Герой Абхазии, первый министр обороны, генерал Владимир Аршба.

К первому съезду «Аруаа» с просьбой принять его в состав нашей ветеранской организации обратился наш национальный лидер Владислав Ардзинба. Мы гордимся и дорожим тем, что он до конца своих дней состоял в «Аруаа», и после ухода из жизни посмертно числится в списках нашей организации. В разное время на съездах "Аруаа" председателями избирались Вадим Смыр, Виталий Габния, Илья Гуния. В феврале 2020 года нашу организацию возглавил Темур Гулия. Все председатели «Аруаа» являются ветеранами войны, орденоносцами, известными в стране людьми.

Согласно уставу «Аруаа», членами нашей ветеранской организации могут быть только ветераны войны и члены их семей. Именно этим наша организация отличается от всех существующих политических партий. В соответствии с нашим Уставом съездом избирается Высший Совет «Аруаа», в составе которого после каждого съезда проходит ротация. Помимо поддержки ветеранов войны и членов семей погибших наших боевых товарищей, одна из главных задач «Аруаа» - стоять на страже завоеваний нашего народа, нашей свободы и независимости, оказывать помощь государству в патриотическом воспитании подрастающего поколения в духе беззаветной любви к нашей многострадальной Апсны. Наша организация объединяет более двух тысяч ветеранов войны и членов их семей, граждан Абхазии разных национальностей и вероисповеданий. Мы сотрудничаем с добровольцами и другими ветеранскими организациями Абхазии.

Так сложилась, что нашим главным политическим оппонентом является партия «Амцахара», в рядах которой состоят не только ветераны войны, но и люди, не имеющие к войне непосредственного отношения, но разделяющие цели и задачи этой партии. Мы с уважением относимся ко всем ветеранам, которые и после войны верой и правдой служат нашему Отечеству, вне зависимости от их политических взглядов.

Мы считаем, что настоящий ветеран должен быть примером честности и добропорядочности, иначе, как и любой гражданин, он должен нести ответственность в соответствии с нашими законами. В тоже время в нашей демократической стране, завоеванием которой является в том числе свобода слова и плюрализм мнений, любой гражданин страны имеет право на собственное мнение и открытую критику любого должностного лица. Не оскорбление чести и достоинства, да еще под анонимными никами, а открытое выражение своих взглядов и убеждений.

Как и все люди, и мы можем ошибаться, и мы готовы принимать критику в свой адрес, но никакое собрание даже самых уважаемых людей не имеет право говорить с нами неуважительно или лишать права высказать свое мнение. В нашей организации не принято скрывать свое мнение. Мы не боимся оказаться в разных политических лагерях и высказывать разные точки зрения.

Не так давно, председатель нашей организации Илья Гуния и член Высшего Совета Дмитрий Ардзинба подвергли жесткой критике правительство Рауля Хаджимба, проголосовали на сессии парламента за отставку правительства и против принятия бюджета. Нынешний председатель «Аруаа» Темур Гулия не поддержал Хаджимба на выборах 2019 года, считая, что власти не реагируют на критику в свой адрес. «Аруаа» всегда подвергала критике то, что считало вредным для страны вне зависимости от того, поддерживали мы на выборах данную власть или нет, и выступало в поддержку президента, когда, по нашему мнению, то или другое решение соответствовало государственным интересам. Но обращаем внимание на то, что никакие решения руководства, представляющие угрозу государственности, свободе и независимости нашей страны, нами не поддерживались и поддерживаться не будут.

Сегодня наша страна находится в очень трудном социально-экономическом положении, на грани банкротства, возрастает задолженность государства по зарплате бюджетникам, очень трудно обслуживать внешние кредиты. Из-за пандемии на грани полного провала курортный сезон, тысячи тонн бахчевых, сотни тонн меда, фрукты и овощи, выращиваемые нашими крестьянами к курортному сезону, остаются невостребованными. Объекты туристической индустрии (Ново-Афонская пещера, Рицинский заповедник, курорт Пицунда, Обезьяний питомник, Ботанический сад, многочисленные кафе и рестораны, гостиницы и турбазы), транспорт, сельское хозяйство уже понесли колоссальные убытки, которые никто не восполнит. Если у бюджетников есть надежда на российскую помощь, то частным предпринимателям и бизнесу наше правительство не сможет возместить потери.

С сожалением констатируем, что у руководства страны нет антикризисного плана действий. Мы понимаем, что «лежачего не бьют», но в то же время прекрасно помним, через что прошла страна за последние 6 лет - митинги, акции протеста, перекрытые дорог, штурм МВД, попытки насильственного свержения власти. Мы помним, что выборы были выиграны в результате государственного переворота людьми, которые обвиняли нас в событиях 2014 года и утверждали, что они таким путем к власти не придут. Мы таких гарантий никому давать не будем - все в руках народа и Всевышнего! Но главное, что мы хотим сказать - в этот тяжелый период для нашей страны надо оставить обиды и услышать друг друга. И даже если мы не сможем объединиться, то обязаны подставить плечо друг другу ради спасения государственности, за которую отдано столько жизней наших братьев и сестер. Как сказал на своей встрече с Высшим советом «Аруаа» лидер оппозиции Адгур Ардзинба: «Любые потрясения, перевороты или другие незаконные действия не просто сокрушительно бьют по имиджу страны, но рано или поздно могут привести к потере государственности».

Мы, ветераны войны, осознаем не только ответственность власти, но и свою. Мы, находясь в оппозиции, хотим быть полезными стране и народу. Поэтому заявляем, что не намерены использовать трудное социально- экономическое положение для раскачивания ситуации в нашем государстве. И, если власть готова услышать наши аргументы и требования, связанные с недопустимостью налаживания отношений с Грузией, до тех пор, пока наша страна не будет признана и мы не получим гарантий невозобновления войны, мы готовы объявить о полугодовом моратории на все протестные акции.

Мы ограничим свою политической деятельности собраниями в помещениях для проведения конференций или очередного съезда. Мы надеемся, что наши власти также осознают, насколько важно наше участие и в работе над выработкой антикризисных мер. Мы готовы помочь президенту страны в вопросах, связанных с национальными интересами государства. Но должны предупредить, что если наш конструктивный настрой будет игнорироваться и продолжится политика навешивания ярлыков «врагов народа» на ветеранов войны, это будет серьезной ошибкой власти.

Мы заявляем, что, учитывая трудное время, чтобы не потерять государственность, готовы протянуть руку помощи власти. Мы не претендуем ни на какие должности, не напрашиваемся в советники – мы переживаем за судьбу страны. Инициированные нами слушания в парламенте и поддержка нашей инициативы политической партией «Единая Абхазия» – это первый шаг в поиске выхода из трудной ситуации, в которой оказалась наша страна.

Анцэа Ду, хэухэоит Апсны уахылапш!

21.07.2020

Высший Совета Республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны «Аруаа».

Эта неделя была отмечена конфликтами среди сотрудников силовых ведомств Абхазии, доходившими до драки. Неуставные отношения выясняли в Государственной службе охраны и в Министерстве внутренних дел. Пресс-службы администрации президента и МВД прокомментировали ситуацию и сообщили об административных мерах воздействия в отношении участников обоих инцидентов.

Информация о том, что сотрудники двух силовых ведомств выясняют между собой отношения с применением силы, появилась сначала в социальных сетях – Telegram и Facebook. Речь шла о конфликтах в администрации президента и внутри Министерства внутренних дел.

В группе «Мы Вместе» в социальной сети Facebook сообщили о том, что «на рабочем месте в администрации президента был избит заместитель начальника Государственной службы охраны Республики Абхазия полковник Руслан Измайлов».

Он был назначен на должность в феврале 2016 года, указ о его назначении подписал экс-президент Рауль Хаджимба.

Участники обсуждения данного факта высказывают предположения, что внутри администрации президента идет банальная борьба за кресло.

Ситуацию прокомментировала пресс-секретарь президента Марианна Квициния. Она сообщила, что имела место бытовая ссора, и к виновным применены меры дисциплинарного воздействия: «Никакой драки в администрации президента не было. Имела место словесная перепалка. Между сотрудниками возник бытовой спор, не более того. Руслана Измайлова никто не избивал, в настоящее время он, как и прежде, является сотрудником ГСО. Военнослужащим, виновным в происшествии, вынесены выговоры с предупреждением».

Telegram-канал «АБХАЗИЯ-ЦЕНТР» написал о том, что: «В системе МВД РА происходят странные события. По сообщению местных жителей, конфликтная ситуация между исполняющим обязанности начальника Управления внутренних дел по Гагрскому району Дмитрием Ажиба и его подчиненными настолько обострилась, что переросла в потасовку, в которой Дмитрию Ажиба были нанесены побои. Неподчиняющиеся правоохранители были доставлены в Сухум, где замминистра ВД Ращ Цвижба попытался применить к личному составу меры физического воздействия. Однако милиционеры оказались не робкого десятка, и дело закончилось очередной банальной дракой».

А автор поста в группе «Мы Вместе» уточняет, что драка завязалась между сотрудниками ОМОН МВД РА и участниками драки с начальником Гагрского УВД. Сообщается также, что «все участники драки были уволены из органов и ведется расследование».

Пресс-служба Министерства внутренних дел сообщила, что «по факту с участием сотрудников Гагрского УВД министром внутренних дел Дмитрием Дбар назначена служебная проверка, по результатам которой будет дана более детальная информация. На время проведения проверки ряд сотрудников отстранены от исполнения служебных обязанностей».

Разборки с участием сотрудников МВД и ГСО случаются при всех президентах и при всех министрах. Нынешние руководители, судя по всему, тоже не стали исключением.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

 

Бывший вице-премьер Шамиль Адзынба в интервью Нужной газете рассказал о своем отношении к добыче нефти в Абхазии.

НГ: Шамиль, ваше отношение к добыче нефти в Абхазии вообще и к истории с частной нефтяной компанией Апсны-Ойл?

– Я отношусь к тем, кто против добычи нефти в Абхазии. Считаю это большим злом для нашей страны – это не нужно делать, это опасно. Более того, находясь в правительстве, я голосовал против продления лицензии на добычу нефти. Это моя принципиальная позиция, потому что все проекты, которые реализуются в нашей стране – экономические, политические – должны рассматриваться через призму экологии, и если это происходит не так, то я – против. Пусть это будет даже очень выгодно экономически, но экология пострадает, лучше этим проектом не заниматься. Для меня это важно. Мы должны думать о будущем поколении, сохранении природы и экологии нашей страны.

Нефть – несомненно, богатство. Но вместе с этим у нас прекрасные климатические условия, море, горы, богатейшая земля, вода, лес, биоресурсы. Мы же не в пустыне или на камнях живем – у нас столько источников заработать и стать благополучным самодостаточным и богатым государством. Добывать нефть в таких условиях нет никакой необходимости. Я считаю это попыткой небольшой группы людей получить «халявные» деньги и завладеть богатством, принадлежащим народу. Если нефть есть под землей, просверлил, качай. Но при этом, надо учитывать, что добывать нефть без вреда экологии невозможно, что бы нам не «пели» идеологи проекта. Тем более что у нас сейсмоопасная зона – ежегодно происходит несколько тысяч мелких землетрясений. Мы их не чувствуем, но на глубине бурения это создаст проблемы. Если нефтяная компания «British Petroleum» справилась с аварией на нефтяной платформе в Мексиканском заливе, потратив миллиарды долларов, то «Апсны Ойл» никаких гарантий по экологической безопасности не дает и не может дать по определению, так как у нее отрицательный баланс. Я говорю, про реальные гарантии, а не слова. И все эти вопросы лежат на поверхности и на них должны быть четкие и ясные ответы. Если мы, общество, их не получим – ни о какой добыче нефти и речи вести нельзя. Это утопия и надо быть врагом самим себе, своей стране, чтобы заниматься такими проектами. Это, во-первых.

Во-вторых: почему нефть должны добывать какие-то частные компании, когда есть государство? Какой интерес у нашего государства и нашего народа? Всем известно, что Договором и иными документами такие интересы не предусмотрены. Есть много форм сотрудничества, например ГЧП (государственно-частное партнерство), акционирование с контрольным пакетом у государства.

В-третьих: легкие деньги развращают людей, общество, которое должно быть вовлечено в процесс, развития и создания государства, если, конечно, мы строим демократическое государство. Потенциал и возможности у нас для этого есть. Но сегодня с нашим уровнем организации государственного управления и законности это очень опасно. Получится обратный эффект. Поэтому мое мнение – не добывать нефть.

НГ: Но есть и другое мнение в нашем обществе

– Да и оно тоже имеет право на жизнь. Я не претендую на истину в последней инстанции. Но в этом случае право принимать решение принадлежит не чиновникам, а истинному хозяину всех природных богатств – народу, как это прописано в конституции Абхазии. То есть этот вопрос можно решить только путем референдума. Вопрос нефти для абхазского государства – это политический вопрос, геополитический. Мы признаны пока не всеми странами мира, находимся в состоянии военного конфликта с Грузией, поэтому если у нас будет добываться нефть, то мы превратимся в ещё больший объект геополитического интереса, и этот интерес будет не в нашу пользу, что осложнит и без того непростую ситуацию в регионе в целом. Наверное, не надо напоминать Ирак, Ливию… Зачем загонять себя в угол, когда есть масса способов развиваться, богатеть? На мой взгляд, очевидно, что мы не сможем контролировать этот процесс. А значит, его за нас будут контролировать другие. Нам это нужно?! Да и важнейший вопрос это логистика – как вывозить нефть? Железная дорога не потянет, нет таких технических возможностей и объемов, да и опасно (диверсия приведет к экологической катастрофе). Трубопроводов и портов у нас нет. Ближайшие порты – это Туапсе и Анаклия. Если Туапсе ещё понятно, то второй порт никак неприемлем. Это еще один вопрос и ответ на него тупиковый.

Теперь о доходах: один чиновник на парламентском слушании назвал сумму 6 миллиардов рублей в год для бюджета. Это вызывает улыбку как минимум. Россия каждый год в виде софинансирования и социально-экономической помощи дает нам гораздо большие средства. Лучше правильно распределить приоритеты и не закапывать их в инфраструктуру или как говорят в народе в «бетон», а создавать рабочие места, развивать реальный сектор экономики и уже на полученные налоги развивать инфраструктурные проекты. Думаю так правильно.

НГ: Широкой общественности не известны учредители нефтяной компании Апсны-Ойл. Что Вам, как бывшему вице-премьеру об этом известно?

– Работая в правительстве, я интересовался этим вопросом, но не смог до конца прояснить ситуацию. Все завуалировано, скрыто и непонятно. Хотя все догадываются, кто стоит за этой кампанией. Но на догадках претензий не предъявишь.

НГ: Мы все время акцентируем внимание на «Апсны-Ойл». Но есть еще «Роснефть», которая так же планирует добывать нефть в Абхазии.

– Абсолютно верно, но что касается «Роснефти», то это немного другая тема. Есть ратифицированное парламентом международное соглашение. Нравится или нет, но теперь мы вынуждены его придерживаться. Есть преемственность власти. Должен констатировать, что оно принято на законных основаниях. Здесь есть к кому обращаться, чтобы получить ответы на свои вопросы, понятны учредители, есть с кого требовать и так далее. В конце концов, в случае аварии у них есть ресурсы для решения вопросов. В случае же с «Апсны-Ойл» даже непонятно кому предъявлять претензии. Есть персоны, которые обозначаются как руководители и так далее, но ответов на интересующие всех вопросы от них получить невозможно. По крайней мере, мне это не известно. Мне приходят на память слова В.Г. Ардзинба о Транснациональных корпорациях применительно к Абхазии. К сожалению, мы его очередной раз не услышали.

“Я неоднократно говорил, что категорически против разработки нефти в Абхазии как на суше, так и на шельфе. Это создает реальную угрозу уникальным природным условиям Абхазии. Кроме того, наше государство не обладает политическими и международно-правовыми инструментами для того, чтобы защитить свои интересы в случае разработки нефти транснациональными корпорациями, а также обеспечить свою безопасность”, – Владислав Ардзинба.

НГ: Почему тогда Вы говорите о референдуме, а незаконности существования этой кампании, незаконности выдачи ей лицензии?

– Рауль Хаджимба, и не только он, будучи депутатом, требовал остановить этот процесс, ликвидировать регистрацию в минюсте. Потом он стал руководителем государства и, наверное, имел все рычаги и информацию, чтобы закрыть вопрос. Почему этого не было сделано? Мне не понятно, почему лицензия была продлена, почему за это решение проголосовали члены правительства? Предпосылок к этому не было.

НГ: Но почему референдум?

– Почему я вопрос ставлю о референдуме? Потому что по Конституции все, что в недрах, принадлежит народу. А по проекту договора, который существует или известен, все добытое принадлежит нефтяной компании. Пусть учитывая это народ на референдуме и определит, нужно ли добывать нефть в Абхазии. Есть пример ОАЭ, Норвегии с одной стороны, и Нигерии, Венесуэлы – с другой. Надо решить и выбрать.

Встанет вопрос, а кто должен инициировать референдум, ведь, как известно он автоматически не произойдет сам? Моё твердое убеждение – это должен сделать глава государства, чтобы придать легитимность и законность данному вопросу. Иначе, в случае проблем, весь спрос с него, так как по нашему законодательству все права у президента. Он обязан разделить ответственность со всеми ветвями власти и самое главное с народом. Это слишком важный вопрос чтоб брать ответственность только на себя.

НГ: А если люди проголосуют за добычу нефти?

– Это право народа – тогда так и будет. Я прекрасно понимаю, что в обществе бытует мнение, что нефть – это благо и если мы начнем добывать нефть, то разбогатеем. Соцсети пестрят рассказами о странах, где гражданам ежегодно кладут на счет деньги от продажи добытой нефти, при этом «забывают» рассказать о степени организованности общества, уровне эффективности управления, законности и правопорядке в этих странах. Некоторые наивные граждане поверили в то, что какая-то частная компания будет заботиться об их благосостоянии. Конечно, не будет. О благосостоянии народа обязано заботиться собственное правительство, власть их для этого выбирают и назначают.

Все что можно ожидать от такой кампании как «Аспны-Ойл» – экологической катастрофы. А денег как не было в стране так и не будет, даже если будет, то немного, уповая только на нефть. Те самые 6 миллиардов которые, якобы попадут в бюджет, с учетом инфляции – это ничто.

Лишь в государстве с высоким уровнем эффективности управления, «сильным» квалифицированным парламентом, независимым объективным справедливым судом, где есть верховенство закона народ будет жить в достатке. Вот наша с вами цель. Даже без нефти и совсем без нефти. Примеров много. Вот над чем надо думать руководителям государства и всей политической элите нашей страны и народу. Только такой подход нас вытянет из политического кризиса, который грозит стать перманентным.

В принципе политико-экономические проекты, противоречащие конституции не должны и не имеют право на жизнь, потому что это незаконно. А наша задача, повторю еще раз – сохранить для наших внуков и правнуков страну, а также все существующие в её недрах богатства. Пусть наши потомки решают, когда придет их время.

Нужная газета

 

Верховный суд сократил срок заключения под стражей бывшему руководителю «Абхазавтодор» Борису Ачба, который подозревается в хищении бюджетных средств.

26 июня кассационная коллегия по уголовным делам Верховного суда под председательством судьи Мимозы Цушба рассмотрела жалобу адвоката подозреваемого Инги Габелая, которая просила отменить постановление Cухумского городского суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу до 18 августа.

Кассационная коллегия признала законным постановление Сухумского городского суда, однако сократила срок заключения под стражей подозреваемого на один месяц – до 18 июля. Это решение было пересмотрено после подачи ходатайства о проведении медицинского освидетельствования о возможности содержания под стражей подозреваемого с учетом имеющихся у него заболеваний.

Адвокат Бориса Ачба считает, что следственный отдел СГБ, который занимается расследованием данного уголовного дела не представил ни одного документа, подтверждающего причастность Ачба к статье УК «Мошенничество, совершенное организованной группой, либо в особо крупном размере». Кроме того, избирая меру пресечения в виде заключения под стражу, суд не учел особых заслуг ветерана Бориса Ачба перед обществом, а также его преклонный возраст и состояние здоровья. У Ачба есть хронические заболевания, которые входят в перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых и обвиняемых. Кроме того, ежедневно ему необходимо выполнять рекомендации врачей, что является невозможным в условиях СИЗО.

«Суд не имел морального права избрать самую строгую меру пресечения в отношении моего подзащитного. Отсутствовали основания для задержания Ачба, самостоятельно явившегося на допрос. Следует отметить, что моему подзащитному до сих пор не предъявлено обвинение, и он находится в статусе подозреваемого», – отметила Габелая.

Адвокат считает, что заключение под стражей – это психологический способ воздействия на ее подзащитного.

Ознакомившись с жалобой адвоката, прокуратур Асида Квачахия отметила:

«Считаем, что жалоба необоснованная и не подлежит удовлетворению. Постановление Сухумского городского суда от 19 июня считаем законным».

По данным следствия, Ачба подозревается в хищении бюджетных средств на сумму 20 миллионов рублей, полученных им путем составления подложных документов о выполнении работ, в соучастии с неустановленным следствием лицом.

Сам Борис Ачба считает, что дело против него сфабриковано из-за его политических взглядов, денег, в хищении которых его подозревают, он «не видел в природе».

«Все это преднамеренно. В 2014 году, после известных майских событий, один удрал так, что пятки сверкали, второй баллотировался в том же 2014 году. Я был начальником сухумского предвыборного штаба Рауля Джумковича. Тогда в Сухуме было 23 участка и 7 округов – все участки мы выиграли. И как вы считаете, кто мне сегодня это простит – один или второй? Дай Бог, чтобы это только на мне закончилось, еще пойдут другие дела. Людей жалко», – отметил Ачба в прениях сторон.

Нужная газета

 

Сегодня в Сухумском городском суде состоялось оглашение приговора (полной его версии) по делу Артура Анкваба, который обвинялся в причастности к похищению предпринимателя Армена Григоряна с целью выкупа. Интерес общественности к этому делу подогревался тем, что подсудимый еще не так давно, летом прошлого года, баллотировался в качестве кандидата в президенты страны, активно участвовал в агитационной кампании, часто выступал на телеэкране. Участию его в выборах на высший государственный пост не помешало то, что в 2017 году Анкваб находился в розыске по факту нанесения тяжкого вреда здоровью и незаконного хранения оружия, в следующем году был осужден за это и приговорен к двум годам наказания в колонии-поселении, но затем освобожден по амнистии. По итогам первого тура выборов в августе 2019 года он оказался на предпоследней строчке с результатом 1,6% голосов избирателей и выбыл из дальнейшей президентской гонки. А уже в декабре того же года был арестован по обвинению в похищении человека.

К сожалению, «Эхо Кавказа», как и абхазские СМИ, не следило за ходом судебного следствия, так как мы не были осведомлены о нем: сайт Сухгорсуда не размещает списки дел, назначенных к рассмотрению. Лишь в начале этого месяца из сообщения на этом сайте стало известно, что суд выслушал прения сторон (при этом гособвинитель в лице прокурора судебного управления Генпрокуратуры Асиды Квачахия запросил в отношении подсудимого по совокупности преступлений наказание в виде десяти лет лишения свободы в колонии строгого режима) и удалился в совещательную комнату.

Председательствующая судья Зарина Габеева начала сегодня оглашать приговор в отсутствие Артура Анкваба. Он появился только спустя полчаса в сопровождении конвоира и занял место на скамье подсудимых. Артур Анкваб обвинялся в причастности к похищению Григоряна, которого, по версии следствия, похитили 24 ноября 2019 года в городе Сухуме и у которого вымогали денежные средства в особо крупном размере в качестве выкупа за освобождение. Григоряна нашли 1 декабря в одном из сел Гудаутского района, где он содержался. Однако, суд посчитал, что сторона обвинения не смогла предоставить достаточные доказательства причастности Анкваба к похищению Григоряна, и согласился с доводами защиты, просившей оправдать обвиняемого.

Среди журналистов, которые, как и все присутствовавшие в зале суда, терпеливо слушали текст приговора стоя, царила убежденность, что приговор будет обвинительным, и они гадали только о том, сколько им еще придется простоять. Простояли около полутора часов, и лишь незадолго до конца оглашения все почувствовали, что приговор будет оправдательным. И, наконец, Зарина Габеева произнесла:

«На основании изложенного… суд приговорил: Анкваба Артура Миродовича… оправдать в силу непричастности к совершенному преступлению. Ранее избранную в отношении Анкваба меру пресечения в виде заключения под стражу отменить и из-под стражи освободить его немедленно в зале суда. Признать за оправданным Анквабом А. М. право на реабилитацию. Направить Генеральному прокурору Республики Абхазия материалы уголовного дела №… для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Приговор может быть обжалован в кассационную коллегию по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия через Сухумский городской суд в течение 15 рабочих дней со дня его провозглашения… Прошу присаживаться. Подсудимый должен сесть рядом со своим адвокатом. То есть оправданный, простите…».

После того, как судебное заседание было объявлено закрытым, оправданный обратился к присутствовавшим на нем журналистам и попросил выслушать его заявление для СМИ. Он сказал:

«В первую очередь я хочу отметить тот факт, что в течение последних шести лет, то есть с момента государственного переворота, который имел место в 2014 году, на базе правоохранительной системы руками экс-президента Рауля Хаджимба и его так называемых сподвижников, в самом отрицательном смысле этого слова, была создана карательная система, направленная против граждан Абхазии. Я очень надеюсь, что сегодняшние преобразования, которые имеют место в нашей республике, будут иметь продолжение и те молодые специалисты, таланты, которые назначены на должности генерального прокурора, министра внутренних дел, зам. Генпрокурора, начальника следственного отдела Генпрокуратуры позволят правде, в конце концов, восторжествовать в судах и чтобы не фабриковались ложные уголовные дела».

Анкваб также выразил надежду на то, что в ближайшее время ему удастся провести пресс-конференцию, на которой он представит доказательства о сфабрикованных уголовных делах в отношении него в 2014, 2017 и 2019 годах. Он сказал, что после его заключения под стражу он обращался к Генпрокурору и министру внутренних дел с просьбой предоставить возможность пообщаться с прессой и передать ей материалы, которые «имеют огромное значение для будущего Абхазии», но ему было в этом отказано.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 145