Участники проекта «Экологическая журналистика» провели в Сухуме сразу две акции: раздавали холщовые сумки, агитируя людей отказаться от использования пластиковых пакетов, и посадили в центральном городском парке десять саженцев хвойных растений.

Проект «Экожурналистика» осуществляется общественной организацией АРСМИРА (Ассоциация работников СМИ Абхазии) при поддержке Евросоюза и Программы развития ООН. Его цель – привлечь абхазских журналистов к освещению экологических проблем, предоставить им как можно больше информации и знаний в сфере экологии. Проект реализуется с июля 2018 года. В апреле он завершился проведением двух акций: против использования пластика и за возобновление растительного покрова городских парков и скверов.

Сегодня утром акция против использования пластика стартовала на сухумском рынке. Журналисты, участники проекта раздавали покупателям холщовые сумки и обменивали их на пластиковые пакеты.

Рассказывает участница акции, редактор «Нужной газеты» Ольга Джонуа: «Мы серьезно озаботились проблемой загрязнения пластиком. И самым большим по распространенности видом являются целлофановые пакеты. Мы решили, что пора предпринять какие-то действия. И первым шагом стала раздача холщовых сумок, которые хотя бы заставят людей задуматься о том, что мы делаем не только с нашей страной, но и с нашей планетой, как мы ее загрязняем, потому что пластиковые пакеты разлагаются 400 лет и более. Они попадают в моря и океаны, они попадают в желудки животных, которые умирают от этого. Мы ежедневно выпиваем какое-то количество пластика с водой, это тоже вредит нашему организму, поэтому отказ от пластиковых пакетов и всего одноразового пластика важен не только для нашей природы, но и для нашего здоровья».

Многие страны мира вводят запрет на использование пластика, но в Абхазии мы только накапливаем этот вид не разлагаемых отходов. Проблема накопления и переработки мусора уже очень остро стоит перед руководством страны, люди протестуют против свалок мусора. Но ни правительство, ни законодатели не обсуждают эту проблему, именно поэтому важно привлекать к ней внимание общественности.

Раздача холщовых сумок на сухумском рынке прошла успешно и была продолжена в центральном городском сквере около Администрации. Здесь журналисты не только раздавали пакеты, но и участвовали в посадке деревьев при содействии городских коммунальных служб. Зоя Чача, журналист галской газеты «Мырзаканаа», проинформировала: «Это растение называется можжевельник сорта Стрикта Вариегата, всего десять саженцев высотой полтора метра. Мы специально выбирали можжевельники по согласованию с Администрацией, потому что они, во-первых, будут у нас хорошо расти; во-вторых, нет опасности заражения вредителем. Еще один важный момент, который мы соблюли, выбирая растения, что посадочный материал российский, а не импортный, который, к сожалению, в нашей ситуации выступает как троянский конь. Российский посадочный материал обладает фитосанитарным сертификатом, то есть мы на сто процентов уверены, что это чистые и безопасные растения».

Городской сквер напротив Администрации один из старейших и посещаемых горожанами. За последние годы он заметно полысел: деревья стареют и погибают, новые посадки есть, но они недостаточны. Журналисты решили высадить хвойные деревья и заполнить бреши в растительном покрове.

В рамках проекта «Экожурналистика» была сформирована и нацелена на освещение экологических проблем группа журналистов. На телевидении, в печатных и электронных СМИ было опубликовано более 60 материалов на тему защиты окружающей среды. В социальной сети Facebook была создана и активно действует группа «Экологические проблемы Абхазии», в которой около 250 участников.

Основные проблемы, которые освещались журналистами: накопление мусора, его влияние на окружающую среду и возможности его утилизации; защита растений от вредителей; незаконная рубка деревьев; возобновление посадок зеленых насаждений в городской среде; создание Красной книги Абхазии; отношение к природе в традиционной культуре абхазов и другие.

В Пицунде прошел двухдневный тренинг, который вели журналисты из Чехии, освещающие проблемы экологии. Центральной темой тренинга была как раз тема загрязнения природы пластиком и возможности его утилизации.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

После многомесячного перерыва Сухумский городской суд продолжил рассматривать гражданский иск бывшего премьер-министра Абхазии Леонида Лакербая о защите чести, достоинства и деловой репутации. Ответчиками являются Министерство образования и авторы учебника «История Абхазии», известные абхазские ученые – Станислав Лакоба и Олег Бгажба. Сегодня суд опросил двух свидетелей – экс-президента Александра Анкваба и экс-спикера парламента, ныне премьер-министра Валерия Бганба.

Предыдущее судебное заседание было в мае 2018 года, и на нем было назначено проведение лингвистической экспертизы предложения из учебника истории, которое побудило бывшего премьера правительства Леонида Лакербая обратиться в суд за защитой своей чести и своего достоинства. А именно, фраза из 13-й главы учебника истории: «...обещавшему покинуть свой пост еще в феврале 2013 года». Лакербая заявляет, что эта фраза представляет его трусом и обманщиком, который обещал подать в отставку и не сдержал свое слово. В феврале 2013 года в Сухуме проходил митинг оппозиции, которая требовала отставки правительства.

Итак, экспертиза проведена в Ростове-на-Дону, и суд под председательством Белы Хасая продолжил рассмотрение иска.

Сегодняшнее судебное заседание началось с того, что адвокат Руслан Чамян, защищающий интересы авторов учебника, заявил ходатайство о признании недопустимым и неотносимым к рассматриваемому делу доказательством заключения комиссии специалистов, проводивших лингвистическую и психологическую экспертизу по инициативе истца Леонида Лакербая.

Судья, заслушав адвоката и мнение сторон, приняла решение о том, что ходатайство является преждевременным и должно быть заявлено, когда суд приступит к исследованию доказательств.

Адвокат экс-премьера Анна Званбая также заявила ходатайство о приобщении к материалам дела 13 газетных публикаций с февраля по июнь. По мнению истца, ни в одной из них нет сообщений о том, что он обещал подать в отставку.

Адвокат Руслан Чамян заявил о согласии приобщить к делу четыре газетные публикации, которые имеют отношение к событиям февраля 2013 года. Остальные публикации, по мнению ответчиков, отношения к делу не имеют.

Судья удовлетворила ходатайство и приобщила все публикации к материалам дела.

Сторона истца обратилась к судье с ходатайством о вызове в суд двух свидетелей: экс-президента и ныне депутата парламента Александра Анкваба и экс-спикера парламента и ныне премьер-министра Валерия Бганба. Александра Анкваба суд уже вызывал в качестве свидетеля, но тот на процесс не явился. Зато сегодня оба свидетеля прибыли в суд через двадцать минут после согласия судьи их заслушать.

Первым давал показания Александр Анкваб. Речь шла о событиях, имевших место 28 февраля 2013 года, о совещании с представителями оппозиции и митингующих, главным требованием которых была отставка премьер-министра Лакербая.

На вопросы адвоката Анны Званбая о том, поступало ли ему заявление от премьер-министра Лакербая об отставке и слышал ли он о данном им обещании подать в отставку, Анкваб ответил отрицательно.

Анна Званбая спросила, посылал Анкваб на переговоры с оппозицией в Министерство обороны Станислава Лакоба?

Александр Анкваб на это ответил: На переговоры в Министерство обороны я мог послать секретаря Совета безопасности (на тот момент эту должность занимал Станислав Лакоба), но не по этому вопросу. Вопрос отставки премьер-министра в компетенции президента, а таких оснований на тот период не было.

Анна Званбая: Какая-нибудь комиссия была сформирована?

Александр Анкваб: Нет, я никакую комиссию не формировал по этому вопросу.

Анна Званбая: На вопрос председательствующей (Белы Хасая) ответчику Станиславу Зосимовичу (Лакоба): «Опишите ваши действия, в том числе, и в Министерстве обороны?» Он ответил: «Ко мне спустился спикер парламента и сказал, что есть такое решение президента, и мы должны пойти в Министерство обороны, встретиться там и поговорить, что будет решаться вопрос (отставки премьера)». Давали ли вы такое поручение спикеру Бганба действовать от вашего имени?

Александр Анкваб: Нет, никаких просьб спикеру по этому вопросу у меня не было.

Судья Бела Хасая: Станислав Зосимович, есть у вас вопросы?

Станислав Лакоба: Бганба был у меня и сказал, что он – от президента, и что мы должны пойти в Минобороны и там якобы будет решаться вопрос. Я ничего не придумываю, иначе зачем бы я пошел туда? Кстати, там были еще Кишмария (министр обороны) и оппозиция.

Александр Анкваб: Никаких просьб к спикеру парламента идти в Министерство обороны и обсуждать там вопрос отставки премьер-министра я не высказывал. И проводить совещание в Министерстве обороны по этому поводу не имело никакого смысла».

Следом за Александром Анквабом за кафедру встал и принес присягу говорить только правду Валерий Бганба.

Адвокат Лакербая поинтересовалась, известно ли ему что-нибудь о якобы имевшем место обещании со стороны Лакербая уйти в отставку, которое отражено в учебнике истории?

Валерий Бганба ответил: Лично мне ничего об этом не известно. Честно говоря, я не помню, какие события были в феврале...

Анна Званбая: Встречались ли вы 28 февраля 2013 года с Лакоба и спускались ли к нему с поручением от президента?

Валерий Бганба: Я не помню, спускался ли я к нему в кабинет. Я помню, что вместе со Станиславом Зосимовичем мы участвовали в переговорах с оппозицией. Это было действительно в Министерстве обороны. Речь шла о взаимоотношениях оппозиции и руководства. Ситуация разрядилась, мы объяснились друг с другом, на этом встреча закончилась.

Анна Званбая: А вас туда посылал именно Анкваб?

Валерий Бганба: Нас туда на переговоры, естественно, послал именно Анкваб. Переговоры шли по поводу ситуации, которая тогда складывалась. Шли митинги, шли какие-то требования от оппозиции, по этим вопросам мы и были на переговорах с оппозицией.

Анна Званбая: Обсуждался там вопрос отставки Лакербая?

Валерий Бганба: Нет. Там не обсуждался этот вопрос. Там вообще этот вопрос не поднимался.

Бела Хасая: Станислав, у вас есть вопросы?

Станислав Лакоба: Есть вопросы. Именно в Министерстве обороны, когда мы сидели втроем, там были и остальные, я как раз отстаивал интересы Лакербая в том плане, чтобы его оставили на месяц.

Валерий Бганба: Не только вы, и я отстаивал интересы руководства.

Станислав Лакоба: Разговор там шел о том, что Лакербая просил месяц...

Валерий Бганба: Ну, Станислав Зосимович, я этого не знаю. Я и до этого говорил, что при мне такого разговора не было.

Станислав Лакоба: И вы не помните, когда я говорил на эту тему?

Валерий Бганба: Если бы это было сказано, наверное, я бы помнил!

Станислав Лакоба: Как раз это и было сказано. И было обсуждение. И тот же Ахра Бжания (участник встречи, выступавший на суде) это подтверждает.

Валерий Бганба: При мне этого разговора не было. Александр Золотинскович не поручал озвучивать какие-то дела про отставку Леонида Ивановича (Лакербая).

Станислав Лакоба: А о чем же тогда там шла речь?

Валерий Бганба: Речь шла о требованиях оппозиции и все.

Станислав Лакоба: Какое главное требование было у оппозиции?

Валерий Бганба: Ну, всегда была отставка правительства!

Станислав Лакоба: Ну, так это же и обсуждали!

Валерий Бганба: Это и обсуждали, да…

Станислав Лакоба: Ну, вот правильно, обсуждали вопрос отставки правительства...

Валерий Бганба: Да, но это же не значит, что я слышал или говорил, что Леонид Иванович подает в отставку! Такого не было...

Примерно так закончился опрос действующего премьер-министра Валерия Бганба.

Его показания суду вызвали очень бурную реакцию у присутствовавших в зале свидетелей. Климентий Джинджолия и Давид Пилия не смогли сдержать свое возмущение:

Давид Пилия: Надо было сегодня все это заснять и показать людям! Мы присутствовали там, когда он собирался идти в Министерство обороны!»

Климентий Джинджолия: Врет человек... Зачем он туда шел, мы знаем, а спикер парламента не знает, зачем он туда пошел?!

Давид Пилия: Мы присутствовали, когда он говорил, что мы должны пойти и убедить оппозицию, чтобы его (Лакербая) оставили и не трогали. Надо же, чтобы правда была правдой, а не просто так крутить-вертеть!

Климентий Джинджолия: Мы там впятером сидели и это слышали…Вот эту правду вы хотели услышать? Не суд, а спектакль!

Судебное заседание будет продолжено на следующей неделе.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

На этой неделе правительство рассмотрело отчеты нескольких министерств. Мы узнали, что 50 тысяч граждан России, проживающих в Абхазии, получили в 2018 году полисы медицинского страхования. Что в 2018 году было совершено 782 преступления, что на 102 меньше, чем в 2017 году, из них тяжких – 347 (на 94 преступления меньше, чем в 2017 году). Налоговики собрали в бюджет 2,5 млрд рублей и выполнили план на 95%.

Самым стахановским по сбору налогов оказался Сухумский район, выполнивший план на 196%. А аутсайдером, как обычно, является Очамчырский район, который смог выполнить план только на 66%. Минфин отрапортовал, что исполнение госбюджета в 2018 году с учетом российской финансовой помощи составило 9,2 млрд рублей, из этой суммы собственные доходы республики – 4,7 млрд рублей. Решением кабинета министров на этой неделе был создан еще один национальный парк «Кодорское ущелье».

На этой неделе ожидалось, что депутаты назначат дату очередных президентских выборов, но заседание не состоялось, причину никто не объяснил.

Зато потенциальные кандидаты решили, видимо, не дожидаться официального старта. Самым нетерпеливым оказался Астамур Тарба, бывший глава Службы госбезопасности, который пятнадцать лет тому назад покинул госслужбу и все эти годы политикой не занимался, ни в одной партии не состоял. И вдруг заявил о своем намерении претендовать на пост главы государства.

На днях представила свое заключение правительственная комиссия по урегулированию вопросов административного управления и творческой деятельности Абхазского государственного драматического театра. Больше месяца бастует значительная часть коллектива Абхазского театра, требуя сместить недавно назначенного директора и вернуть прежнего, изменить устав театра и разделить полномочия директора и художественного руководителя, а также расширить полномочия художественного совета.

В заключении комиссии говорится о готовности внести изменения в Устав, на которых настаивают протестующие. Вопрос о назначении худрука остается открытым. До его решения все полномочия в сфере творческой деятельности театра передаются художественному совету.

В четверг в здании посольства Венесуэлы в Италии состоялась встреча посла по особым поручениям МИД Абхазии Вито Гриттани с послом Венесуэлы в Италии Хуаном Родригесом Диасом. Гриттани от имени МИД Абхазии выразил всецелую поддержку братскому народу Венесуэлы, он взял на себя инициативу по организации сбора лекарственных препаратов и выразил намерение доставить их лично в Венесуэлу.

В Центральном выставочном зале Союза художников в Сухуме открылась традиционная весенняя выставка и прошли два чемпионата Абхазии: по пауэрлифтингу и настольному теннису, в полуфинал теннисного турнира вышли четыре команды, победителями стали три: г. Сухум (1-е место), Пивоваренный завод Сухумский (2-е место) и Пограничное управление ФСБ России в Абхазии (3-е место).

Минсельхоз сообщил, что в четырех районах Абхазии – Гагрском, Гудаутском, Сухумском и Ткуарчальском – началась пахота земель. Дефицита в технике нет.

Рабочая неделя была холодной, временами лили дожди, в промежутках выглядывало солнце, почти все время дул ветер, и долгожданное тепло так и не наступило.

Приятный прогноз обещают на выходные, будет сухо: в субботу – плюс 11, а вот в воскресенье наконец плюс 16. Возможно, отогреемся.

Несмотря на погоду, абхазские представители флоры щедро цветут и пахнут. За лиловые краски на улицах отвечают Магнолия Суланжа и Багрянник или Иудино дерево. Цветет, распространяя медовый аромат, лавровишня, обочины тротуаров украсили фиалки. Весна идет…

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

В Абхазии реализуется проект по включению Сухума в маршрут круизного лайнера «Князь Владимир». В сухумском порту ведутся активные работы по подготовке его к приему большого девятипалубного судна с туристами на борту. Первое появление «Князя Владимира» в Абхазии запланировано на октябрь 2019 года.

Большой круизный лайнер Roy Star («Королевский Ирис») был куплен Федеральным унитарным предприятием «Росморпорт» у израильской круизной компании Mano Maritime. Его переименовали в «Князя Владимира» и отправили по маршруту «Сочи – Новороссийск – Ялта – Севастополь – Сочи». Такое решение было принято после поручения президента России Владимира Путина о восстановлении регулярного круизного сообщения в Черноморском регионе. Для решения этой задачи ФГУП «Росморпорт» учредил фирму «Черноморские круизы», которая является оператором круизного сообщения. Первый раз «Князь Владимир» вышел на маршрут 11 июня 2017 года. Круиз стартует каждое воскресенье с апреля по октябрь из сочинского морпорта.

Прибывая в сочинский порт, туристы обычно заезжают в Абхазию на экскурсию одного дня. Родилась идея не возить их автобусами, а включить Сухум в существующий маршрут.

О том, как продвигается реализация проекта захода лайнера в Абхазию, рассказал заместитель по коммерческой работе генерального директора Республиканской государственной компании «Абхазское морское пароходство» Адамыр Габуния.

В июне 2017 года состоялась первая встреча генеральных директоров «Росморпорта» и «Абхазского морского пароходства», которая прошла накануне выхода лайнера на свой первый маршрут. По результатам этой встречи были созданы две рабочие группы из специалистов.

По словам Габуния, специалистам надо было решить несколько проблем: «Это в первую очередь были вопросы, связанные с безопасностью мореплавания. Такого класса суда мы с советских времен не принимали, поэтому было необходимо изучить наши возможности и понять, что нам необходимо сделать. Осенью 2017 года прошли две встречи рабочих групп, были поставлены четкие вопросы и задачи, которые нам, как принимающей стороне, необходимо решить. Был намечен план мероприятий и сформулирована дорожная карта по каждому направлению. Это касалось необходимых инженерных изысканий, экспертиз, оценки состояния существующей инфраструктуры пассажирского терминала сухумского морского порта. Вся эта работа была за год проделана, все, что было указано в этом плане, было реализовано».

Обследование причальных сооружений, съемка дна и составление соответствующих карт, гидрографические и геодезические работы проводились за счет средств «Абхазского морского пароходства» силами его специалистов с привлечением российских.

Адамыр Габуния уточнил: «Был заключен контракт на обследование гидротехнических сооружений. У нас здесь два основных причала. Первый – это тот, на котором расположен ресторан «Апра», в советское время в основном он и эксплуатировался. И второй – это шестой причал, на котором стоит большой недостроенный морвокзал. По ним была проведена экспертиза, в том числе, с привлечением водолазов, которые обследовали все по определенной методологии, соответствующей стандартам, используемым в России и в мире. Были сделаны выводы о том, что наиболее подходящим и практически на 100% готовым и безопасным является шестой причал, но с условием, что по нему будет проведен ряд работ. И в первую очередь у причала в операционной акватории необходимо провести дноуглубительные работы. Вот основные выводы, которые были сделаны по части гидрографии и экспертизы возможности безопасной швартовки этого судна».

15 февраля нынешнего года в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи было подписано Соглашение о сотрудничестве между государственной компанией «Абхазское морское пароходство» и ООО «Черноморские круизы».

В настоящее время ведется работа над составлением новой дорожной карты. Адамыр Габуния пояснил: «Буквально на прошлой неделе мы закончили подготовительные работы для проведения дноуглубительных работ. В мировой практике, прежде чем производить дноуглубительные работы, необходимо провести обследование дна на предмет наличия опасных и взрывоопасных предметов в акватории. При тесном взаимодействии с Министерством по чрезвычайным ситуациям с привлечением водолазов и с участием специалистов из российской компании по специальной методологии провели обследование всей операционной акватории. Во время войны Сухум был эпицентром, поэтому необходимо было все тщательно проверить. По предварительной информации (отчет еще не сформирован) там нет ничего такого, что могло бы помешать работе. На следующем этапе мы будем закладывать в дорожную карту дноуглубительные работы, незначительные ремонтные работы для дооснащения причала (отбойные устройства и т.д.), будем приводить в порядок его внешний вид, делать все, что связано с повышением уровня удобства туристов».

Наиболее затратными для «Абхазского морского пароходства» будут дноуглубительные работы. Необходимо выбрать, по предварительным расчетам, около 60 тысяч кубометров грунта и углубить дно до 7-8 метров. Но и с этими затратами госкомпания надеется справиться самостоятельно.

На вопрос о том, что даст этот проект «Абхазскому морскому пароходству», Адамыр Габуния ответил: «В первую очередь – это возобновление пассажирского сообщения, и у него есть экономический эффект. Проект позволил нам реализовать инженерно-изыскательские и иные работы, которые и так необходимо было сделать. С помощью судозахода эти затраты будут постепенно окупаться. Мы сможем привлечь и другие пассажирские суда, соответственно, будет возникать и прямой экономический эффект. И второе: это большая привлекательность нашего порта. У нас есть грузовое сообщение с различными странами, но, к сожалению, пассажирского сообщения нет, хотя оно было в послевоенный период. Мы рассчитываем на то, что это привлечет других судовладельцев или компании, которые захотят заходить в наш порт. Для нас – это в определенной степени имиджевый проект».

В планах оператора ООО «Черноморские круизы» организовать тестовый заход судна в конце навигации 2019 года, а уже в навигацию 2020 года наладить регулярный заход лайнера в Сухумский порт один раз в месяц.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

О том, как работает энергетическая система Абхазии, кто платит за переток электроэнергии из России, почему нет возможности для работы майнеров, что делать с должниками по платежам за потребленную электроэнергию и почему муниципалитеты не заинтересованы в повышении собираемости платежей, рассказывает генеральный директор Республиканского унитарного предприятия «Черноморэнерго» Аслан Басария.

Елена Заводская: На одном из недавних заседаний кабмина министр финансов сообщил о том, что по решению Межправкомиссии в 2016 году был выделен 221 млн рублей на погашение задолженности по перетоку электроэнергии, а в 2017 году 550 млн рублей из Инвестпрограммы было решено направить на погашение задолженности по перетоку. Получается, что мы за два года около 800 млн рублей заплатили за переток, причем речь ведь идет о том, что мы пользуемся перетоком всего месяц-два в году. Поясните, пожалуйста, почему образовалась такая большая сумма?

Аслан Басария: Любого нашего гражданина и потребителя, естественно, должны смутить такие суммы. Наше население, наше государство не привыкли к тому, что электроэнергия является очень дорогим продуктом во всем мире. Соответственно, если принимается решение по перетоку из одного государства на территорию другого государства – это стоит немалых денег. Тот розничный тариф, который существует в Абхазии, в пять-семь раз дешевле, чем оптовые цены на рынках электроэнергии сопредельных с нами государств. Принятие решений, вопросы ценообразования, финансовых взаимоотношений между Республикой Абхазия и Российской Федерацией происходят в рамках межправительственного взаимодействия и закрепляются протоколами Межправкомиссии. Если говорить об ответственности «Черноморэнерго», то мы озвучиваем проблемы, с которыми можем столкнуться при прохождении пиковых нагрузок, связанных с наполнением водой Джварского водохранилища. Мы предоставляем необходимую информацию в правительство, а дальше уже по правительственным каналам принимаются решения и происходит работа, чтобы получить этот переток. Вся электроэнергия, которая попадает на территорию Абхазии, фиксируется приборами учета.

Е. З.: О нашем перетоке в 2019 году премьер-министр Валерий Бганба сказал, что оплата его будет заложена в «Инвестпрограмму 2020-2022». Получается, что мы используем эту электроэнергию, а оплачивать ее будем только в следующем году, правильно?

А. Б.: Насколько мне известно, взаимодействие по зачету денежных средств через Инвестпрограмму за тот переток, который происходит, осуществляется обычно с задержкой на год.

Е. З.: Есть ли у вас информация о том, какой переток ожидается в 2019 году?

А. Б.: На данный момент мы запросили по перетоку 45 млн киловатт/часов, рассчитывая на то, что мы получим его 10 февраля. Но в силу определенных причин мы получили его только 27 февраля. За 17 дней расход воды увеличился в разы. После получения перетока абхазская сторона запросила у российской стороны увеличения этого лимита еще на 25 млн киловатт/часов. Мы очень надеемся, что этот вопрос решится, в противном случае мы опять войдем в фазу дефицита.

Е. З.: Мы говорим о том, что мы сами оплачиваем переток из средств нашей Инвестпрограммы. В то же время в грузинских СМИ есть информация о том, что Грузия оплачивает переток, который идет в Абхазию. Прокомментируйте, пожалуйста.

А. Б.: Этот вопрос не в моей компетенции. Он решается на межправительственном уровне. Я могу сказать только, как это выглядит технически. Дело в том, что с советских времен, с развала Советского Союза существует диспетчеризация определенных территорий, регионов, районов, в которую раньше входили и республики Советского Союза, и Российская Федерация. В России тоже есть такое деление, например, диспетчерское управлению юга России. И там, где происходит диспетчеризация и управление этими режимами, все зависит от количества генерирующих мощностей, которые находятся на той или иной территории. Мы знаем, что нас снабжает ИнгурГЭС и перепадная ГЭС, которые являются частью энергосистемы Грузии. Мы же понимаем, что в Грузии не только одна генерация, там огромное количество генерирующих мощностей, ими всеми нужно управлять. И в довоенные, и в послевоенные времена все так и происходило, очень много лет имеет место взаимодействие диспетчерских служб для того, чтобы технологически правильно подавать электроэнергию на те или иные территории. Чисто технически мы взаимодействуем с диспетчерской Грузии, это происходит постоянно. Что же касается финансовых взаимоотношений, то этот вопрос лежит не в плоскости РУП «Черноморэнерго», он решается в рамках межправительственных договоренностей и взаимоотношений.

Е. З.: Давайте поговорим о майнерах. Вы прекратили их деятельность. Сколько они потребляли электроэнергии? Не могли ли бы эти средства помочь нашей энергетике в решении задач переоснащения и т.п.?

А. Б.: Прежде чем говорить о майнерах, я озвучу четыре системные проблемы, которые у нас есть в энергетике. Первая проблема связана с распределением электроэнергии между двумя государствами – Грузией и Абхазией. У нас есть договоренность, которая существует с послевоенных времен, и надо стараться оставаться в тех лимитах, по которым эта договоренность была достигнута. Вторая проблема – это прохождение наших пиковых нагрузок. По сравнению с предыдущим годом мы чуть снизили потребление, но оно у нас тем не менее системно растет. Если сопоставить количество электроэнергии, которое нам необходимо в осенне-зимний период времени с уровнем воды и возможностью генерации, то мы увидим, что зачастую нам его не хватает для покрытия наших потребностей. Третья проблема – это пропускная способность наших магистральных линий. У нас существуют три магистральные линии, которые снабжают республику. И они работают не в нормальном режиме, как это должно быть, а сильно перегружены. И четвертая проблема – у нас перегружены подстанции 35, 110 и 220 киловольт, т.е. мощность, которую могут выдавать эти подстанции, ограничена теми трансформаторами, которые установлены. Если у нас существуют все эти проблемы, то есть ли у нас возможность выдавать им эту мощность?

Чем больше товара приобретут у любой компании, а в нашем случае товаром для нас является электроэнергия, тем лучше для компании. Мы находимся в очень тяжелом финансовом положении. Это объясняется тем, что тариф экономически не обоснован и сильно занижен. Государственных субсидий недостаточно. Очень сложно выживать энергетической отрасли. У нас и с собираемостью платежей проблемы. Майнеры или любые крупные потребители электроэнергии, которые появились бы на территории Абхазии, были бы финансовым плюсом для нашей компании, но мы озвучиваем технические характеристики нашей энергосистемы. Она не в состоянии выдавать такую мощность. Да, конечно, есть такие майнеры, которые платили вовремя за электроэнергию, и есть майнеры менее добросовестные. Давайте поймем, что майнеры, а их порядка 18-20, потребляют очень большое количество электроэнергии.

Е. З.: А сколько они потребляют, есть у вас подсчеты?

А. Б.: Мы отключили порядка 10 мегаватт. При пересчете на электроэнергию в год получается порядка 70-80 млн киловатт/часов. В рублях по нашему тарифу это – 74 млн рублей. Государственная дотация РУП «Черноморэнерго» за прошлый год была 15 млн рублей. Вы же понимаете, что мы очень заинтересованы в этих денежных средствах, но у нас нет возможности предоставить этот товар – вот в чем проблема!

Е. З.: Аслан, как вы считаете, вы всех майнеров отключили или есть еще?

А. Б.: Я думаю, что не всех, поиск нелегально потребляющих электроэнергию майнеров происходит ежедневно. Последнее отключение у нас было неделю назад.

Е. З.: Время от времени я слышу разговоры о том, что «Черноморэнерго» продает энергию за пределы Абхазии. Если можно, прокомментируйте это.

А. Б.: Вся государственная машина, которой мы подчиняемся, все государственные структуры сначала продают электроэнергию за границу, а потом приобретают эту электроэнергию, теряя деньги из Инвестиционной программы. Как вы считаете, в этом есть какая-то логика? Это первый вопрос-ответ, скажем так.

Вторая составляющая: реализовать электроэнергию теоретически, наверное, можно было бы, если бы у нас эта электроэнергия была в избытке. Посмотрите на открытую отчетность РУП «Черноморэнерго» – в ней есть точные цифры по количеству потребленной электроэнергии Республикой Абхазия ежегодно, в том числе, там есть цифры процентного соотношения от произведенной электроэнергии комплекса ИнгурГЭС. Теоретически, если бы мы снизили потребление и у нас высвободилась какая-то часть, мы, конечно, могли бы думать о том, каким образом ее реализовать. Предположим, реализовать ее тем же майнерам или еще кому-то внутри страны или за ее пределами. Но опять же есть у нас такая возможность? Я мечтал бы о том, чтобы Абхазия стала страной такого уровня, чтобы мы имели возможность экспортировать электроэнергию со своей территории близлежащим странам.

Е. З.: Известно, что у нас есть серьезная проблема с собираемостью платежей от потребителей электроэнергии. Пару лет назад «Черноморэнерго» говорило о том, что есть планы создать энергетические комиссии в районах для того, чтобы вести работу с должниками. Скажите, пожалуйста, были ли созданы эти комиссии, и если да, то есть ли какой-то результат их деятельности?

А. Б.: Действительно, в рамках взаимодействия Министерства экономики и РУП «Черноморэнерго» появилась такая инициатива, которая в конечном итоге была оформлена в постановление кабинета министров. В его тексте была описана вся составляющая по работе этих местных комиссий, в которые должны были входить представители районных администраций, силовых структур, представители общественности и наших организаций на местах. Эти комиссии были созданы, некоторые проявили себя достаточно эффективно, а некоторые – нет. Тем не менее определенный эффект это дало, хотя, конечно же, мы ожидали совершенно иного эффекта. Все равно мы являемся основной организацией, которая, по сути, в одиночку старается решать эти вопросы.

Е. З.: Если можно, поясните, пожалуйста: те энергетические комиссии, которые дали эффект, в чем он заключался и что им удалось сделать? И те комиссии, которые остались неработающими, почему они не справляются?

А. Б.: Мы слышали такую аргументацию со стороны муниципалитетов, что у них нет заинтересованности включаться в этот процесс, потому что это – непосредственная функция «Черноморэнерго», денежные средства тоже попадают в РУП «Черноморэнерго». На что мы старались всегда возражать и говорили о том, что это даст социальный эффект на тех территориях, на которых работают муниципалитеты. Ведь если у РУП «Черноморэнерго» появляются какие-то дополнительные средства, они могут проводить работы по восстановлению качественного и надежного энергоснабжения на их территориях. По сути, мы на всей территории Республики Абхазия проводили собрания, мы приглашали глав администраций сел, ставили им задачи, они совместно с нашими людьми старались общаться с населением, принимались решения по отключению сел. Естественно, мы не отключали их полностью в силу того, что там были и плательщики, и неплательщики. Но по некоторым селам у нас вообще собираемость была ноль рублей, и, естественно, там мы отключали. Мы делали веерные отключения, если была такая техническая возможность. А были села, которые мы хотели бы отключить, но при их отключении страдали другие села, которые платят в разы приличнее. Там у нас отключать не получалось. Для того чтобы отключить и потом включить, нужно делать это определенными энергетическими установками, а если ты отрезаешь эту линию, то восстанавливать ее через три часа, когда ты проводишь веерные отключения, технически неверно, неправильно и очень сложно.

Е. З.: По вашим данным, какой у нас процент населения сегодня оплачивает потребленную электроэнергию?

А. Б.: По предыдущему году общая собираемость была порядка 58%, сюда входит собираемость с физических и юридических лиц. По физическим лицам – под 40% собираемость, по юридическим лицам – порядка 80%.

Е. З.: К вопросу о должниках: РУП «Черноморэнерго» планирует продолжать эту работу, есть ли у вас какие-то резервы для того, чтобы все-таки повышать собираемость платежей – какие у вас планы в этом отношении?

А. Б.: Для того, чтобы эффективно подойти к вопросу собираемости, улучшать платежную дисциплину населения, существует не просто проверенный способ, а способ, который оправдал себя во многих странах – это реконструкция нашего энергохозяйства, линий, трансформаторных подстанций и, конечно же, установка приборов учета. В нашем случае очень хорошо себя показали приборы учета, которые могут дистанционно отключать потребителя в случае появления у него задолженности. Но дело в том, что на установку этих приборов требуются достаточно большие денежные средства.

У нас подготовлены объемные программные документы. Первый был подготовлен в 2016 году – это программа развития электроэнергетики до 2026 года. Там речь идет о технических решениях и финансовой составляющей для решения вопроса о высокой стороне – это 35 киловольт и выше. Когда мы говорим про приборы учета и про потери на низкой стороне, речь идет о распределительных сетях. И по распределительным сетям у нас тоже готово технико-экономическое обоснование проведения работ в распределительных сетях с установкой приборов учета. Мы знаем, что нужно делать, каким образом, в каком районе, какой это даст эффект, в том числе, по экономии электроэнергии, по собираемости, у нас все эти данные существуют. Нет только одного – источника финансирования для реализации этих задач. При той собираемости, которая у нас сегодня существует в республике, даже с учетом тех субсидий, которые сегодня есть, энергосистема еле выживает. Подумайте только, у нас восемь филиалов РУП «Черноморэнерго», головная организация, группы подстанций в каждом районе, порядка 1 300 работников, можно понять, какое количество денежных средств уходит на содержание этой отрасли в Абхазии. Все эти данные существуют в открытой отчетности РУП «Черноморэнерго», они есть на нашем сайте.

Е. З.: Если можно, озвучьте, пожалуйста, сколько вы собираете в год платежей и какой у вас фонд заработной платы?

А. Б.: На содержание филиалов и головной организации, в которое входят фонд заработной платы, налоги на заработную плату, горюче-смазочные материалы, а также небольшие денежные средства наших филиалов для того, чтобы они могли приобретать, как мы это называем, «мелочевку», ежемесячно требуется порядка 24-25 миллионов рублей. Но, например, в январе 2019 года собираемость платежей за электроэнергию была порядка 16 миллионов рублей. При таком финансировании любой профессионал, который просто взглянет на нашу открытую отчетность, может задать вопрос: а каким образом вы подаете электроэнергию вашему потребителю? Это архисложная задача. Поэтому энергосистема нуждается в системной помощи со стороны государства.

Е. З.: И как решить эту проблему в дальнейшем? Ведь, наверное, каждый год у нас ситуация становится только сложнее. В перспективе как вы смотрите на эту проблему?

А. Б.: Спасибо за этот вопрос. На самом деле, есть два подхода: первый подход – это повышение тарифа, второй подход – это субсидирование экономически обоснованного тарифа посредством бюджетных денежных средств государства. В силу того, что у нас сегодня не стоит вопрос поднятия тарифа, значит, нужно государству сфокусировать свое внимание на субсидии в энергетической отрасли именно экономически обоснованного тарифа, потому что без финансовых возможностей решить все те задачи, которые мы с вами обсуждаем, невозможно.

Да, у нас существует увеличение собираемости ежегодно на 2%, иногда на 4%, но это не тот эффект, который может на что-то повлиять. Известно, что если реконструируются сети, устанавливаются приборы учета, то, во-первых, платежная дисциплина увеличивается, во-вторых, уменьшается потребление. Скажу по нашей энергосистеме, если бы мы провели реконструкцию распределительных сетей низкой стороны, поставили приборы учета и контролировали этот процесс соответствующим образом, то годовая экономия электроэнергии у нас составила бы порядка 30% как минимум. Т.е. при потреблении в республике в районе 2 миллиардов киловатт/часов по предыдущему году мы бы потребили 1 миллиард 400 квт/час.

Е. З.: И что делать? Какой выход?

А. Б.: Нужно вкладывать в энергетическую отрасль, потому что энергосистема является китом, на котором базируются и экономика, и социалка, это система жизнеобеспечения.

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 12
Яндекс.Метрика