11 ноября исполнилось четыре года со дня назначения Темура Надарая исполняющим обязанности главы Администрации Галского района. В интервью газете “Мырзаканаа” Темур Надарая рассказал об изменениях которые произошли в районе за это время и о том, над чем еще предстоит работать.

Главная проблема – безработица

Самая главная проблема района, которая была и есть сейчас – это безработица. Очень остро эта проблема стоит в городе, так как в селах люди занимаются хотя бы натуральным хозяйством, хотя жить только натуральным хозяйством тоже не просто. Во многом именно безработицей и отсутствием предприятий объясняется и то, что район находится на дотации. Чтобы изменить эту ситуацию нам необходимо производство, рабочие места, тогда можно будет говорить о платежах в бюджет района и уходить от понятия дотационный район. Эта задача была, есть и будет стоять перед любым руководителем.

К сожалению, в этом плане у нас нет никаких особенных подвижек. Если не брать в расчет натуральное хозяйство, то процент безработицы на сегодняшний день составляет около 70% взрослого трудоспособного населения.

В районе есть свои особенности, поэтому, к примеру, в 2014 году говорить об инвестициях было трудно. Здесь орудовали террористические группировки. С целью выкупа за год похищали от 18 до 25 человек в год. Однако с 2015 года ситуация начала меняться, и по сегодняшний день ни одного случая похищения зафиксировано не было.

Я думаю, что это связано, прежде всего, с изменениями на абхазо-грузинской границе, с нахождением здесь российских пограничников. Если в 2014 году у нас во многих местах были броды, которые можно было пересечь на транспорте, то сегодня на транспорте нигде, кроме официальных пунктов, границу пересечь невозможно.

В Галском районе больше не крадут людей

Я бы назвал их террористическими группами. Они ничем не отличаются от ИГИЛовцев, которые похищают людей и казнят их перед камерами, если за этих людей не заплатили выкуп. В 2015 году совместными усилиями СГБ, МВД Абхазии и пограничниками была уничтожена одна группа, вторая группа покинула Абхазию и была вынуждена отпустить своих заложников.

После этого правительством было принято решение о расширении пограничной зоны, где пограничники имеют право остановить автомобиль, проверить документы на дороге, которая ведет в Нижнюю зону. Эти профилактические меры серьезно усложнили жизнь злоумышленникам. Для нормальных людей не возникает никаких проблем.

Дороги – это безопасность

Еще один положительный момент, который также сказался на безопасности – ремонт дороги в Нижней зоне. Дорога в хорошем состоянии, и пограничники, и наши правоохранители реагируют оперативно. К тому же стало легко добраться до центра.

Раньше главы сел Нижней зоны, чтобы прийти на совещание в Администрацию, переходили в Грузию, на маршрутке доезжали до Ингура и ехали в Гал. Такой же путь обратно. Люди годами не могли приехать в районный центр из-за плохой дороги. Зато у них были переходы, они переходили в Зугдиди и покупали все, что им было нужно. Сейчас в этом плане ситуация кардинально изменилась, об этом свидетельствует и статистика: в 2014 году пограничники задерживали до 3000 нарушителей границы, сегодня количество задержанных уменьшилось до 400-500 человек.

У людей отпала необходимость в незаконном переходе границы

Это разная категория людей. Кто-то хотел попасть в Европу или в Россию через Абхазию. Но, в основном, это люди, у которых проблемы с документами и они предпочитали перейти границу нелегально.

Хочется сказать и о работе местных властей. Мы выдаем форму 9 и продлеваем просроченные документы, у людей просто отпала необходимость в незаконном переходе границы.

Но есть большое число бывших жителей Галского района, ныне проживающих в Грузии, которые не хотят делать визу, чтобы попасть в Абхазию. Они к родственникам переходят через брод, посмотреть свой бывший дом, увидеть соседей. Причины? Во-первых, за визу надо заплатить какие-то деньги. Некоторые не признают Абхазию и не считают нужным получать визу.

Бюджет района увеличился за счет инвентаризации

Я уже говорил, что бюджет района дотационный. За счет помощи из республиканского бюджета в 2015 году были повышены заработные платы учителям, врачам, сотрудникам Администрации, главам сел. Дотации с 90 миллионов поднялись до 135 миллионов на сегодняшний день.

Если говорить о собственных средствах, то в 2014 году в бюджете района они составляли 28 миллионов, сегодня – 53 миллиона. Это увеличение, к сожалению, не связано с тем, что у нас появились рабочие места или наладилось производство. Мы выявили земли, участки, которые укрывались от налогообложения, это подняло налогооблагаемую базу и без всякого поднятия налогов мы получили больше денег. Мы всего в половине сел за это время провели инвентаризацию.

Повлияло на увеличение бюджета и ликвидация некоторых коррупционных схем. Показатели были бы еще лучше, но очень помешала проблема с сельхозвредителями, уничтожающими урожай орехов, кукурузы и т.д. Все это сказалось на платёжеспособности людей, хотя налог на землю у нас и небольшой: с 1 гектара ореха полносборного государство получает 2 250 рублей в год, это приблизительно 180 рублей в месяц. Это не такие большие налоги, и других налогов в селе нет. Сегодня крестьянин платит только налог на землю и за электроэнергию.

Борьба с мраморным клопом

Результат был, но слабый. Если в 2017 году мы имели потерю урожая в районе 70%, то в этом году где-то 60%. Это очень плохой результат, учитывая ту огромную работу, которую мы проделали в районе. Это вообще самая больная тема на сегодня, потому что многие люди, когда орех стал прибыльной культурой, в местах, где у них росла кукуруза, посадили орех. Тем самым лишились зерновых, а зерновые -это корм для скота. Поэтому без ореха как у разбитого корыта – ни кукурузы нет, ни ореха. Эта культура разочаровала всех.

Отказ от чая –серьезная ошибка

Сегодня в районе около 5 тысяч гектаров земли, где растет орех. В основном на этих землях в советское время рос чай. В Галском районе было до 10 чайных фабрик, чай был основой сельского хозяйства Абхазии. Был бы у нас сейчас не орех, а чай, то не было бы проблем с клопом или колорадским жуком. Была и промышленность. Это и есть то производство, о котором я говорю, где и промышленность, и сельское хозяйство связаны. Отказываться от чайной отрасли было ошибкой.

В данной ситуации с клопом любая плодоовощная культура подвержена риску. Мы не можем убрать орех и посадить персики. Но есть хорошее направление – выращивание лаврового листа, который имеет большой спрос. Надо посмотреть, какая перспектива, нужен ли лавровый лист России. Сегодня Россия большое количество лаврового листа импортирует. У нас есть проект по лавровому листу, мы ждали инвестиций, но к сожалению, проект приостановился.

Инвестиционная привлекательность есть – инвесторов мало

Когда я только начинал работать в Галском районе, было достаточно много предложений от инвесторов. Были предложения по лавровому листу, кондитерской фабрике, мясокомбинат хотели открыть. Но вопросы безопасности не позволили этого сделать.

Единственный инвестор, который пришел, АМК- это морковная компания, которая все время попадает под погодные риски. Восстановился и другой инвестор – фирма «Капитал Инвест», которая занимается выращиванием цитрусовых. Они работают с переменным успехом, но сейчас, впервые за 20 лет, начали засаживать плантации в изреженных местах. Посадили более 10 тысяч корней новых цитрусовых. Когда-то там было 150 000 корней, сейчас осталось 32 000.

Свободная экономическая зона

Эта зона была создана в конце 2016 года. Проведены геологические, геодезические работы, обозначены границы, ведется работа с инвесторами. Я вам скажу, что интерес к этой зоне есть, и мы возлагаем особые надежды на эту экономическую зону, где любое производство освобождено от НДС, налога на прибыль, налога на имущество, от таможенных платежей с абхазской стороны. Цель ее создания все та же – обеспечить работой население, увеличить бюджет района за счет подоходного налога и налога на землю. Это безналоговая зона будет существовать 49 лет, то есть любой бизнес, любое предприятие сможет окупиться несколько раз и принесет прибыль. Дальше уже наши потомки будут решать, оставлять эту зону или нет.

Более 7 тысяч гектаров уже отведено под экономическую зону и передано управляющей компании. В этом году поступят первые платежи по налогу на землю. Речь идет о нескольких миллионах рублей – это уже радует. Но самое главное, что у людей появится работа. Я считаю, это хороший закон. Если раньше говорили, что закон об экономических зонах не работает, то сейчас с уверенностью можно сказать, что закон работает – создана одна экономическая зона, еще одна будет создана в Очамчире. Я думаю, что это правильная политика, правильный подход.

Мы многое сделали для предпринимателей, чтобы они пришли в район. Сняты проблемы с безопасностью, уровень преступности очень низкий. К примеру, на еженедльном совещании начальник милиции сообщил, что за 4 месяца не было зафиксировано ни одного серьезного преступления, кроме ДТП. Это очень хороший показатель.

Чтобы помочь потенциальному инвестору, мы написали концепцию развития района, хотим издать буклет для предпринимателей с информацией о том чем богат район. Например, в селе Пичора у нас есть месторождения торфа, известняка в промышленных масштабах. На правом берега Ингур есть возможность добывать инертный материал, самый качественный в Абхазии. Есть месторождения песка, каких нет на всем побережье от Крыма до Ингура.

Мы пытаемся создать условия и для открытия новых туристических маршрутов. В этом году минтуризма ввело Галское водохранилище в туристический маршрут. Там начали появляться туристы. Выделили землю для создания этнической деревни. Все эти вопросы можно решать, если будет финансирование.

Красоту на стол не положишь

Конечно, район изменился за последние годы. Это отмечают все гости района – стало чисто, улицы освещены, во многих селах отремонтированы дороги, но «красоту на стол не положишь». У нас 520 семей в районе, которые недоедают ежедневно. В прошлом году мы выделили гуманитарную помощь собственными силами – 80 тонн продовольствия – кукуруза, пшеничная мука и так далее. В этом году так же планируем оказать людям помощь. Буквально вчера администрация президента выделили 13 тонн продовольствия для нуждающихся – мука и сахар. Людям очень трудно и надо помогать.

Гал сегодня не воспринимается как депрессивный район

Самое главное достижение – мы поменяли отношение к району. Гал сегодня не воспринимается как заброшенное место, депрессивный район, в котором постоянно воруют людей. Улучшилась криминогенная ситуация. Очень важно, что мы реально провели документацию людей и на сегодняшний день выдали 10 000 документов. Для сравнения скажу, что с 2008 по 2014 год, то есть за 6 лет было выдано 16 000 паспортов гражданина Абхазии. Мы за полтора года приняли и обработали только 10 тысяч видов на жительство. Сейчас ждем, когда парламент внесет поправку в закон, которая не позволяет получить вид на жительство людям, не рожденным в Галском районе.

Дороги, энергетика и гласность

По инвестпрограмме мы сделали капитальный ремонт 32 километра дорог. Состояние остальных дорог мы поддерживаем своими силами и с помощью Дорожного фонда.

Мы вложили около 5 миллионов рублей в энергосистему района – восстановили линии электропередач, поменяли электропровода, столбы, устанавливали дополнительные трансформаторы, ремонтировали старые. На сегодняшний день в нашем районе энергообеспечение стабильное. Благодаря помощи президента впервые за 20 лет подали в село Гуада (Приморское) электроэнергию. До этого электричество к ним попадало по стальному проводу без изоляции, из-за чего напряжение было очень слабым. На протяжении 20 лет жители этого села не могли включить ни телевизор, ни холодильник, горела, как свеча, одна лампочка. 800 000 руб. было выделено из резервного фонда и мы, уже своими силами, восстановили столбы и подали электроэнергию. Директор «Черноморэнерго» отметил наш вклад в восстановление энергосистемы.

За несколько лет нам удалось навести порядок в ведение хозяйственных книг. По сути дела мы провели перепись населения Галского района, отрегулировали систему пересечения границу.

В медиа-пространстве района в течение 20 лет была всего одна газета «Гал». Сегодня достаточно успешно работает районное телевидение, создан сайт администрации. Все эти действия направлены на прозрачность, гласность, на противодействие враждебной грузинской пропаганде.

Нужная газета

 

Организатор мероприятия – Посольство России в Абхазии.

Сухум. 31 октября. Апсныпресс. Дмитрий Басария. Роль национальных общин в развитии Республики Абхазия обсудили общественные и политические деятели Абхазии, а также Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в РА Алексей Двинянин на круглом столе, организованном Посольством России в Абхазии.

Историк и политолог Астамур Тания рассказал о роли национальных общин Абхазии в абхазской государственности: «Чтобы рассмотреть роль и перспективы национальных общин Абхазии, необходимо обратиться, по крайней мере, к ближайшей истории вопроса. Абхазы, к концу 80-х годов ХХ века, составлявшие всего лишь 17% на своей исторической Родине, стремились завоевать поддержку своей линии со стороны представителей других национальностей, что позволило бы приобрести в совокупности большинство на пестрой этнической карте Абхазии того времени, получив преобладание над грузинами, составлявшими более 40% населения автономной республики, а, следовательно, приобрести легитимность своих требований. Представители армянского, русского, греческого и другого населения Абхазии выбрали в основной своей массе курс на сближение с абхазским национальным движением, видя в нем защитника от шовинистической политики Грузии. Естественно, под этим процессом лежала большая работа как руководителей Народного Форума Абхазии «Аидгылара», так и лидеров национальных общин. Именно тогда выдвинулись и вошли в первые ряды новой элиты Абхазии такие яркие политики, как Юрий Воронов, Альберт Топольян и другие, которые стали идеологами союза русских, армян и других национальностей с абхазами. Одновременно с этим абхазские политические лидеры стали инициаторами формирования связей Абхазии с народами Северного Кавказа и казачеством Юга России, став в авангарде межнациональных общественных движений. То, что столицей Конфедерации горских народов Кавказа стал Сухум, также является свидетельством особой роли Абхазии в процессах налаживания межэтнического согласия в регионе. Таким образом, абхазский политический проект изначально не был узко националистическим или шовинистическим, а был ярко выражено интернациональным, что подчеркивает его явное отличие от грузинского движения того периода. Во многом благодаря этому, когда началось вторжение грузинских войск в Абхазию в августе 1992 г., абхазы не остались в одиночестве, получив поддержку своей борьбы со стороны других национальностей внутри республики и многочисленных добровольцев с Северного Кавказа и других регионов России».

Председатель армянской общины Абхазии Галуст Трапизонян также отметил, что все национальные общины Абхазии работают в направлении укрепления абхазской государственности: «В этом нет ни у кого сомнения, потому что все народы республики встали на защиту интересов коренного населения в годы Отечественной войны народа Абхазии».

Подытоживая мероприятие, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Абхазия Алексей Двинянин подчеркнул: «Хочется в очередной раз отметить, что мы укрепляем двусторонние отношения между Россией и Абхазией путем развития патриотических и дружественных отношений между народами. Роль национальных общин заключается в том, что они должны укреплять эту дружбу».

По итогам круглого стола была принята Резолюция, в которой говорится:

«Исторически сложилось, что рядом с абхазским народом в Абхазии проживают представители более 60 национальностей. Являясь полноправными гражданами независимого, суверенного государства, они не могут оставаться в стороне от процессов, происходящих в мире (как в республике, так и за ее пределами).

Отмечая насущную необходимость активизации национальных общин и культурных центров в общественной, социально-экономической, культурно-образовательной и научной сферах жизни государства, считая участие национальных общин и центров важными слагаемыми стабильного демократического развития республики, стремясь к созданию условий для всесторонней и эффективной реализации прав человека, объединенные общей заботой о будущем государства, участники круглого стола считают необходимым:

1. Отметить актуальность укрепления и совершенствования форм взаимодействия национальных общин и центров.

2. Содействовать координации усилий национальных общин и центров по достижению общественно значимых результатов в различных сферах жизни республики.

3. Практиковать проведение совместных мероприятий, направленных на формирование позитивного имиджа Республики Абхазия и Российской Федерации в странах ближнего и дальнего зарубежья.

4. Считать важным соблюдение принципов партнерства между организациями, гласности, уважения, информированности о проводимых мероприятиях. Использовать в этом вопросе накопленный опыт зарубежных стран.

5. Уделять внимание работе с молодежью, прививая им любовь к своей стране, ее историко-культурным традициям.

6. Следовать принципам межнациональной и межконфессиональной толерантности и дружбы между народами, населяющими республику.

7. Способствовать выработке солидарных подходов к вызовам и угрозам, направленным против Абхазии и России».

 

Сегодня на всем постсоветском пространстве так или иначе вспоминают и отмечают 100-летие ВЛКСМ – Всесоюзного Ленинского коммунистического союза молодежи. Я отвечаю за только что написанную фразу: именно «на всем», потому что нет на постсоветском пространстве страны и уголка, где еще лет тридцать назад не действовали комсомольские организации и не живут бывшие комсомольцы, и именно «так или иначе», ибо не сомневаюсь, что в одних странах этого самого пространства в СМИ будут лишь высмеивать и проклинать комсомол со всеми его заидеологизированностью, формализмом и прочим, а в других – наряду с этим, а то и преимущественно, ностальгировать и рассуждать о «том хорошем, что было».

Дабы сразу обозначить свое собственное отношение, скажу так: убежден, что любая крайность – это глупость. Когда слышал в последние десятилетия и продолжаю слышать вокруг себя заявления «молодых и рьяных» о том, что все бывшие комсомольские функционеры не способны быть руководителями в новое время, ибо их сознание поражено «совковостью», что они чуть ли не прокаженные, невольно думаю об ограниченности мышления или личных мотивах в борьбе за власть заявляющих так. Ну, вам повезло родиться позже и не было у вас необходимости ходить стройными комсомольскими рядами и рапортовать «родной партии об успехах в коммунистическом строительстве». Но это еще вовсе не значит, что вы, лично вы, обладаете более свободным и гибким мышлением, лучшими лидерскими качествами и способностью к овладению новыми знаниями, чем многие из тех, на кого вы совершенно необоснованно поглядываете свысока. Принадлежность их к комсомольским функционерам в свое время объяснялась, как правило, не какой-то их повышенной коммунистической убежденностью, а теми самыми лидерскими качествами, которые находили там применение… Ну, и тем более вызывают у меня неприятие розовые сопли тех, кто восторгается комсомолом вкупе с советской властью, кто так ничего и не понял и ничему не научился.

Итак, ровно сто лет назад, 29 октября 1918 года, на первом Всероссийском съезде союзов рабочей и крестьянской молодежи было принято решении о создании Российского коммунистического союза молодежи (РКСМ). Позднее эта организация дважды переименовывалась: в 1924 году ей было присвоено имя Ленина, а в 1926-м в названии появилось слово «всесоюзный». В итоге и получился ВЛКСМ.

Мои детство и юность прошли на звуковом фоне, помимо прочего, многочисленных комсомольских песен и речевок, лившихся, как говорится, из каждого утюга и сейчас иногда всплывающих в памяти. Типа этого: «Ты комсомолец? – Да! – Давай не расставаться никогда! На белом свете парня лучше нет, Чем комсомол шестидесятых лет!» Или вот этого: «Так нам сердце велело, Завещали друзья... Комсомольское слово, Комсомольское дело, Комсомольская совесть моя!» Но вот вспоминается день, когда меня и моих одноклассников из седьмого «в» приняли в комсомол. («За бортом» остались только отъявленные двоечники-хулиганы.) Мы, трое друзей, шли тогда из школы домой и рассуждали примерно так: «Ну, что ж, какая-то общественная организация, чтобы в ней состоять, все равно нужна». Что хочу этим сказать? Мы, четырнадцатилетние подростки второй половины 60-х, вовсе не были такими восторженно заидеологизированными, как изображались когда-то в книгах и фильмах и как это представляется, возможно, нынешним молодым. Причем никто из нашей троицы вовсе не был двоечником-диссидентом, которые, выходя из школы, стыдливо снимали и прятали в карманы пионерские галстуки.

Далее комсомол в мой жизни существовал постольку-поскольку до той поры, когда во второй половине семидесятых начал работать в республиканской (тогда она называлась областной) газете «Советская Абхазия» и освещать на ее страницах, как один из самых молодых сотрудников, в частности, жизнь комсомольских организаций, начиная с обкома комсомола. Вот тогда пришлось погрузиться в эту самую жизнь. А с некоторыми из комсомольских работников и подружился впоследствии. Иных уж нет, а те далече…

Ныне в Абхазии живут и здравствуют два бывших первых секретаря обкома комсомола – Вячеслав Цугба и Пач Барциц (последний – один из лидеров Компартии Республики Абхазии, то есть у него верность идеологической линии прослеживается четко). Но оба они перешли с комсомольской на другую работу еще до того, как я начал работать в журналистике. Зато не раз приходилось контактировать и тесно общаться в 70-80-е годы и с ныне ушедшими из жизни первыми секретарями обкома комсомола Давидом (Григорьевичем) Пилия, Сергеем Багапшем и со сменившими их Нугзаром Ашуба, Эдуардом Шамба, Дауром Киутом... А последним, как некогда говорили, «комсомольским вожаком» Абхазии стал Тамаз Кецба, при котором вместо комсомола, не дожившего до своего столетия почти тридцать лет, был учрежден уже Союз молодежи Абхазии, просуществовавший, впрочем, недолго. Тамаз был участником Отечественной войны народа Абхазии, депутатом абхазского парламента, ныне занимается адвокатской деятельностью.

Перед глазами встают также другие секретари, заведующие отделами, инструкторы обкома, а еще – горкомов и райкомов комсомола. Разумеется, это были весьма разные молодые люди. Кто-то приходил в комсомольские органы с помощью связей, был выходцем из состоятельных и влиятельных в обществе семей, кто-то – как, например, пришедшие в разное время инструкторами в Абхазский обком комсомола Александр Анкваб и Нугзар Агрба – из семей самых простых. Мне запомнился такой эпизод: с Анквабом, с которым мы жили неподалеку. Едем на троллейбусе на работу в центр города – он в обком комсомола, а я в редакцию. И он говорит мне: «Да, хорошо ты «раздел» в своей статье этого директора завода». А речь шла об одном немолодом директоре предприятия в Гудауте, который дошел в своем рвении сделать все, как положено для отчетности, до того, что собственноручно заполнял за комсомольцев завода их бланки участников так называемого Ленинского зачета…

Вскоре Анкваб возглавил Гудаутский райком ВЛКСМ, но дальше по комсомольской линии не пошел, перешел на милицейскую работу. А вот для того, чтобы стать первым секретарем обкома комсомола, нужно было обязательно поработать предварительно на какой-нибудь должности в ЦК ЛКСМ Грузии. Такая была практика. И уже тогда она мне напомнила гораздо более древнюю практику, когда мальчиков – будущих правителей Абхазии – воспитывали какое-то время при дворах императоров Византии и султанов Османской империи.

Комсомольские органы были самым прямым «социальным лифтом», как теперь принято говорить, к власти. Этакий подготовительный класс для работы в партийных комитетах. Порой было даже забавно наблюдать, как старательно копировали молодые люди, проводившие заседания бюро комсомольских комитетов, стиль поведения старших товарищей, проводивших заседания бюро комитетов партийных.

Перестройка, а затем распад СССР прервали обычные сценарии карьерного роста бывших комсомольских функционеров. Некоторые, что называется, и вовсе выпали из властной обоймы. Но большинство сохранило место среди руководителей разных уровней, некоторые занимают его и сейчас. Двое бывших комсомольских руководителя – Багапш и Анкваб – становились президентами Абхазии.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Через три дня, в воскресенье 28 октября, в Грузии пройдут выборы – в последний раз, в соответствии с действующим законодательством, президент будет избран всенародным голосованием. И хотя в результате законодательных изменений последних лет фигура президента в Грузии в значительной мере стала декоративной, предвыборные страсти в соседней стране, судя по многочисленным публикациям в СМИ, бурлят нешуточные. Мне кажется убедительным мнение тех грузинских наблюдателей, которые объясняют это бурление обстоятельством, что данные выборы важны как замер общественного мнения перед решающими парламентскими выборами, в смысле, кто сейчас продемонстрирует успех – «мечтатели» или «националы».

В абхазском обществе в последние годы-десятилетия по обыкновению относятся к выборам в Грузии безразлично, зная главное: все грузинские политики едины пока в своем декларировании восстановления территориальной целостности страны в границах Грузинской ССР. (Ибо самоубийц и умалишенных среди них нет.) Бьюсь об заклад, что большинство населения Абхазии, исключая, конечно, гальцев, даже и не поймет, что за «мечтателей» и «националов» я здесь упомянул.

Но на днях в одной из групп абхазского сегмента соцсети Facebook завязалась-таки дискуссия в связи с президентскими выборами в Грузии. Началась она после того, как абхазский интернет-пользователь выложил пост грузинского блогера, явно родившийся в пылу предвыборной борьбы за кресло президента Грузии.

Приведу сперва текст, которым предварили перепост:

«В сухумо-мегрельских русскоязычных беженских группах паника по поводу серьезного отставания их кандидата Вашадзе – от саакашвилиевского «ЕНД». 28 октября, в воскресенье, в соседней Грузии пройдут президентские выборы. Фаворит гонки – кандидат от партии «Грузинская мечта» Зурабишвили. Если Зурабишвили на самом деле заявляла, что Абхазия – это соседняя страна и войну 2008 года начала Грузия, то победа этого кандидата выгодна Абхазии. Авось здравый смысл там, наконец, возобладает. В Гальском районе Абхазии проживает немало граждан Грузии. Наверняка многие из них поедут туда голосовать. Надо как-то довести до них, чтобы они проголосовали за Зурабишвили. Она хотя бы – темная лошадка. А ее соперники-мишисты – преимущественно мегрелы из Западной Грузии и беженцы из Абхазии – это откровенные враги народа Абхазии, чего они и не скрывали никогда. Поэтому их очередной провал выгоден нам».

А теперь – сам текст, размещенный первоначально в грузинском сегменте соцсети под заголовком «По какому праву эта курица оскорбляет нас!!!»:

«Кандидат в президенты Грузии от правящей партии Саломе Зурабишвили объявила войну мегрельскому региону. Мы тоже объявим ей войну. А в случае избрания ее президентом вопреки воле народа, мы ее сметем с поста. Она называет нас предателями, Абхазию – соседней страной, а Грузию – агрессором, кахетинцев – турками. Это простить нельзя. Эту курицу надо выдворить из страны, она несет раздор и распад государству Грузия. Объявим бойкот ей и тем предателям, которые поддерживают ее. В этой ситуации мы не имеем права не победить, победа близка, мы обязательно победим».

Первые комментарии в абхазской фейсбучной группе были удивленными и выдававшими, что авторы их не очень в теме: «Интересно. Зурабишвили Абхазию отдельной страной назвала?!»; «Тогда получается, что она и пророссийская!» Но в последующих комментариях мнения разделились: одни, наиболее легковерные, восприняли госпожу Саломе, потомка грузинских эмигрантов во Францию первой волны, как и впрямь политика, выступающего за независимость Абхазии, другие над этим посмеялись. Вот несколько типичных комментариев: «Молодец Саломе!»; «Безусловно, мы не можем повлиять глобально на политику Грузии. Но на исход выборов примерно 30 тысячами, ну пусть 20 тысячами жителей нашего района – граждан Грузии – почему не сможем повлиять? Это ощутимая цифра. Но для этого работать надо с населением». В ответ им прозвучало: «Только не хватало нам еще агитировать гальских мегрелов, чтобы голосовали за будущего президента вражеского нам государства Грузия. Кто ни пришел бы во власть в Грузии, для них «Сакартвело превыше всего»; «На той стороне нет никого, кто был бы за признание независимости нашей республики». Пользователь, бывающий в Гальском районе, поделился впечатлениями: многие гальцы вообще не настроены ехать за Ингур голосовать («никому уже не верим»), а те, кто собирается участвовать в выборах, настроены против Зурабишвили.

Кстати, любопытно обратить внимание на такой аспект ситуации. Почти все послевоенное время абхазские власти всячески препятствовали поездкам жителей восточных районов Абхазии с грузинским населением для участия в выборах в Грузии и призывали их не делать этого. Но несколько лет назад подавляющее их большинство было лишено абхазского гражданства, так как они были одновременно гражданами Грузии, что по законодательству РА недопустимо, и они стали получать вид на жительство. Вместе с тем их грузинское гражданство оказалось в Абхазии легализовано, и вот теперь в абхазском обществе рассуждают о том, за кого им голосовать за Ингуром…

В силу своих профессиональных обязанностей я достаточно внимательно следил за карьерой Саломе Зарубишвили как грузинского политика и за полемикой вокруг нее в Грузии после того, как ее поддержала в качестве кандидата в президенты на грядущих выборах «Грузинская мечта». Судя по публикациям о ней в СМИ, это весьма резкий, прямой и неуживчивый человек: неслучайно она вступила в конфликт с Михаилом Саакашвили, который ранее «импортировал» ее из Франции на должность министра иностранных дел, а до этого – с Нино Бурджанадзе. Она не привыкла скрывать свои мысли и заявила, скажем, о войне 08.08.08 то, что соответствует докладу Тальявини и что не раз уже констатировали в свое время критики неистового Миши в самой Грузии – война началась с массированного обстрела Цхинвала и миротворцев подразделениями грузинской армии. Но на нее обрушились те в грузинском обществе, которые сознательно или бессознательно придерживаются принципа: надо говорить не то, что есть, а то, что «нам выгодно». Под давлением общественного протеста Саломе Зурабишвили пришлось несколько раз давать разъяснения своим словам, и уже в следующих комментариях она заявила, что «агрессором» всегда считала и продолжает считать Россию, а правительство Саакашвили обвиняет в том, что тот не послушался советов западных партнеров и втянулся в «развязанные Россией провокации» и военные действия.

В ходе нынешней избирательной кампании Зурабишвили не раз после неосмотрительных высказываний, например, в ходе встреч с армянским населением в Самцхе-Джавахети, становилась объектом громких нападок политических конкурентов. При этом не помню, однако, чтобы она когда-либо назвала Абхазию «соседней страной». Сегодня специально пересмотрел в Рунете все тексты, которые могли содержать нечто подобное, но ничего не нашел. Нет, она всюду повторяет трафаретные речевки о необходимости «вернуть Абхазию и Цхинвальский регион». Так что, скорее всего, приписанные ей слова – просто предвыборный фейк. Ну, может быть, основанный на каком-то схожем выражении типа «соседний регион». Но в том, что Зурабишвили – никак не поборница абхазской независимости, сомневаться не приходится.

Ну, а что касается абхазских интернет-пользователей, которые с такой готовностью ухватились за процитированные утверждения о ней грузинского блогера Вахтанга Дзигуа, то мне вспомнилась обратная ситуация: когда пару месяцев назад грузинские комментаторы, в том числе и облеченные в своей стране властью, так же ухватились за ни к чему не обязывающие, но вызвавшие у них энтузиазм вполне дежурные слова о необходимости диалога с Грузией абхазского политика Сергея Шамба в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Немцы поселились в Абхазии во второй половине XIX века, но в октябре 1941 года подверглись депортации. После Великой Отечественной войны в Абхазии появились пленные немцы, которые построили немало гражданских и общественных объектов, известные немецкие ученые работали в Сухумском физико-техническом институте.

Первые немецкие колонисты приехали в Грузию в октябре 1817 года. Их переселение осуществлялось в рамках Манифеста 1763 года Екатерины II, который предусматривал освоение незаселенных земель Российской империи. В 1804 году вышел Манифест Александра I, который требовал от колонистов знания виноградарства, шелководства, владения каким-либо ремеслом. Необходимо было также иметь семью.

Немецкие поселения возникли в Абхазии во второй половине XIX века. К 1879 году недалеко от Сухума появились три немецких села: Гнаденберг, Линдау и Найдорф. Это были поселения мастеровых, имевших крепкие и доходные хозяйства. Было организовано Сухумское общество лютеран, которое построило в 1913 году кирху, посвященную святому апостолу Иоанну.

21 октября 1941 года началась депортация немцев из Сухума. Немецкие села Абхазии были окружены солдатами, жителям немецких поселений объявили о выселении, им было приказано сдать в колхоз свой скот, а их имущество – дома, постройки, инструменты, мебель и прочее – было описано. С собой разрешили взять небольшое количество продуктов, одежды и домашней утвари.

Депортация проводилась на основании постановления Государственного комитета обороны «О переселении немцев из Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР» от 8 октября 1941 года.

В соответствии с постановлением, подписанным Сталиным, предписывалось выселить из Грузии более 22 тысяч немцев и переселить их в Казахстан. Переселение должно было начаться 15 октября и завершиться 30 октября 1941 года. Ответственность за его исполнение возложили на НКВД СССР. Наркомат путей сообщения и лично Каганович, а также Наркомат морского флота и лично Дукельский отвечали за организацию подачи вагонов и пароходов по графику. Совнаркому Казахской ССР из резервного фонда СССР на прием и расселение переселенцев выделялись три миллиона рублей.

Из Абхазии была выселена 261 немецкая семья. Семьям, которые выселялись, давали на сборы 48 часов. Везли людей в Казахстан в вагонах-теплушках и в трюмах пароходов. Многие погибали в пути.

Второй этап трагической истории немецких переселенцев начался после постановления Государственного комитета обороны СССР от 10 января 1942 года. В соответствии с ним «в целях рационального использования немцев-переселенцев мужчин в возрасте 15-50 лет, годных к физическому труду», а позднее и женщин до 55 лет мобилизовали в «трудовую армию». Из-за невыносимых условий труда и быта в «трудармии» погибло очень много людей.

Лишь в декабре 1955 года решением Президиума Верховного совета СССР находящихся на спецпоселении немцев сняли с учета и освободили от административного надзора органов МВД. Однако конфискованное имущество им не вернули и не разрешили возвращаться в места, откуда они были выселены. Только в 1972 году были сняты ограничения в выборе для немцев места проживания.

Незначительное число абхазских немцев вернулось. Сегодня в Сухуме действует лютеранское общество, оно немногочисленное, насчитывает примерно полтора десятка семей. Сухумские немцы собираются обычно по воскресным дням в небольшой кирхе на службе, которую проводит пастор Михаил Шлегельмильх.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

Страница 1 из 14
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Ikea Banner
Яндекс.Метрика