Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

5 декабря президент Рауль Хаджимба подписал Указ об исполняющем обязанности главы администрации Галского района.

Темур Надарая освобожден от должности исполняющего обязанности главы администрации Галского района согласно поданному заявлению.

В соответствии со статьей 24 Закона Республики Абхазия «Об управлении в административно-территориальных единицах Республики Абхазия» исполняющим обязанности главы администрации Галского района назначен Омара Бганба.

Бганба Омар Адгурович.

Родился 26 августа 1969 года в г. Ткуарчал Абхазской АССР.

В 1985 году закончил Арасадзыхьскую среднюю школу.

1987-1988 гг. – служба в Советской армии.

1989-1996 гг. – учеба в Московском автомобильно-дорожном институте.

С 2007 по 2016 гг. – коммерческая деятельность, гендиректор ООО «Скорпион».

С 2016 года по 5 декабря 2019 г. – глава администрации пос. Гулрыпш.

Женат, отец троих детей.

Нужная газета

 

В интервью «Нужной Газете» и.о. главы Галского района Темур Надарая рассказал о том, что сделано его администрацией за прошедшие пять лет и к чему приведет решение об открытии таможенной границы по реке Ингур и торговля с Грузией.

«Львиная часть расходов грузинского бюджета направляется на ее армию. Таким образом, покупая товары в Грузии, мы финансируем армию, которая в нас, возможно, будет завтра стрелять».

Корр.: Темур Хухутович, Вы уже пять лет являетесь главой Галского района. Хотелось бы поговорить с вами о результатах Вашей работы. Мы беседуем накануне важного праздника – Дня Конституции Республики Абхазия, и мой первый вопрос: как будут отмечать эту знаменательную дату в районе?

Темур Надарая: 25 ноября у нас запланировано торжественное собрание, на котором мы расскажем об истории принятия Конституции, современных проблемах. Должен сказать, что Конституция не закостенелый документ, не «священная корова» – Конституция должна отражать современные реалии. Я считаю, что самое большое богатство нашей страны, после людей, которые тут живут, это ее климат, чистый воздух и вода. Необходимо отразить в Конституции, что Абхазия — это экологическое государство. Мы много говорим о реформе политической системы и перераспределении полномочий в пользу парламента. Я думаю, что это приведет к более стабильной политической ситуации, потому что не все будет замыкаться на главе государства, а выигравший президентские выборы не будет восприниматься как выигравший все, а проигравший – как проигравший все.

Естественно, с Конституцией надо обращаться деликатно, бережно, и каждый шаг должен быть «семь раз отмерян». Считаю, что в нашу Конституцию, в которой отмечается приверженность Декларации прав человека, необходимо внести и приверженность Декларации правам народа. Эти два понятия должны быть сбалансированы, так как сегодня очевидно, что под знаменем соблюдения прав человека совершались агрессии против Югославии, Ливии и других стран, и фактически в борьбе западных стран за права человека и демократию погибли миллионы человек. Я считаю, что права человека, конечно, должны быть записаны в Конституции, но превалировать должно все же права народа. Право народа на самоопределение и создание собственного государства, записанное в Декларации прав народа, является краеугольным камнем нашей правовой системы и нашей целью. Это должно быть отражено не только в Конституции, но и в фундаментальных документах. Считаю, что такая поправка нужна.

В то же время в последние годы в Конституцию были внесены защищенные статьи – никто не имеет право проводить референдумы по государственному языку, статусу государства и продаже земли. Эти статьи не могут быть изменены даже референдумом. И это позитивные поправки, которые укрепляют нашу государственность. Надеюсь, что и в дальнейшем все изменения будут вноситься в Конституцию с учетом государственных интересов и будут направлены на его укрепление.

Корр.: Давайте подведем итоги Вашей пятилетки. Вы довольны успехами, которых достиг район в период Вашего управления?

Т.Н.: Быть довольным не в моем характере – я всегда недоволен и своей работой, и иногда работой подчиненных. Я думаю, что это неплохая черта, с одной стороны. Однако я всегда пытаюсь отмечать людей, которые себя хорошо проявили в работе. Но по большому счету, было намечено больше, чем мы сделали. Есть объективные и субъективные факторы и причины, почему не удалось добиться всего.

Корр.: А чего не удалось добиться?

Т.Н.: Главная задача – интеграция населения района в абхазское этнокультурное и политическое пространство.

Корр: Задача на десятилетия. Вы хотели осуществить ее за пять лет?

Т.Н.: Да, глобальная задача, но хотелось бы сделать больше.

Корр.: А, что именно не удалось сделать? Работает телевидение, создается радио – не все районы могут похвастаться таким разнообразием СМИ…

Т.Н.: Да, создание телевидения я считаю успехом. То, что радио создается – тоже позитивный момент, которым можно гордиться. Газета была – она лишь реформирована. Но не хватило времени на интеграцию жителей района в экономическом плане, что очень важно. Когда люди имеют работу и им жить комфортно, тогда они поворачивается к тебе лицом. Но если они живут в Абхазии, а отовариваться бегают за границу, играют там свадьбы и работают, то одними информационными средствами ничего не достигнешь. Хотелось бы и большей социальной помощи людям, но учитывая возможности нашего государства, это сложно сделать. Именно в поисках решения проблем, связанных с трудоустройством и безработицей, мы два года назад создали Особую экономическую зону, где отечественные и иностранные бизнесмены имеют возможность при ведении бизнеса получить налоговые преференции. Большие надежды у нас на эту зону. Управляющая компания докладывает, что инвесторы уже зарегистрировались в министерстве экономики. Есть хорошие проекты с бизнесменами из Татарстана, они приезжали к нам, изучали ситуацию, и мы надеемся, что в ближайшее время мы увидим реальные действия.

Что касается сельского хозяйства, то мы попали в такую полосу, когда первые два года моей работы в районе цена и качество на главный продукт, который производится в нашем районе, орех, соответствовали потребностям. Все были довольны, но 17-й и 18-й годы были страшными в этом плане – два года не было урожая. И многие люди подошли, можно сказать, к черте голода, у нас был список из 600 семей, которым оказывали гуманитарную помощь. Хочу поблагодарить президента и правительство, которые выделили до 100 тонн гуманитарной помощи для этих семей, мы нашли в своих резервах что-то. В общем около 150 тонн продовольственных продуктов – подсолнечного масла, муки, кукурузы и т. д. было выделено этим семьям. И российские пограничники нам помогли, давали консервы, рыбу и другие продукты. За эти два года, несмотря на серьезные трудности, мы смогли сделать так, чтобы население не покинуло свои дома и не уехало массово. Они остались, потому что чувствовали поддержку.

Государство оказало помощь и в борьбе с сельхозвредителями – мы несколько раз использовали авиацию для лечения ореховых насаждений, это около 5 тысяч гектаров. Помогли и международные организации – «Движение против голода», через которую мы получали необходимые препараты для борьбы с мраморным клопом и другими, минсельхоз РФ также предоставил необходимые препараты для борьбы с сельхозвредителями. И меня радует, что в нынешнем году люди, которые послушали нас и провели лечение (а таких большинство), получили хороший урожай, на который хорошая цена – более двух долларов за килограмм ореха. Настроение у людей улучшилось, ожил рынок, торговля, то есть жизнь опять «забила ключом», и люди верят в завтрашний день.

Мы здесь чувствуем постоянно, что Грузия имеет виды на Галский район, где проживает в основном грузинское население.

Корр.: В чем это выражается?

Т.Н.: Они постоянно вмешиваются в наши внутренние дела. Это касается образования, здравоохранения. Когда они создают преференции для абитуриентов, которые закончили школу в Абхазии, в нашем районе, для того, чтобы они поступали в вузы Грузии. Благодарность Алеко Алексеевичу – мы договорились с АГУ. Сейчас жителей Галского района принимают в АГУ и СОИ бесплатно. Кроме того, отличникам и тем, у кого нет одного из родителей, мы выплачиваем стипендии 5 тысяч рублей. Грузинская сторона отреагировала на наши действия тем, что объявила бесплатный набор для абитуриентов из Абхазии и значительно снизила требования на вступительных экзаменах.

Корр.: Сколько абитуриентов выехало в этом году на обучение в Грузию?

Т.Н.: 160 детей выехали учиться в Грузию – это и жители Ткварчалского района и Гала, 30 поступили в абхазские учебные заведения. Все наши попытки интегрировать население района блокируются вот такими решениями Грузии. Мы, естественно, будем вынуждены принимать другие меры: подавляющее большинство жителей района, которые поехали учиться в Грузию, имеют вид на жительство, а согласно статье 11 пункта 10 Закона «О правовом положении иностранных граждан», лица, которые, имея вид на жительство, проживают в Абхазии менее 6 месяцев, будут лишаться вида на жительство. То есть, мы хотим сказать старшеклассникам, что они имеют право выбрать для учебы вузы Грузии, но через шесть месяцев в течение года они лишатся вида на жительство и в Абхазию будут приезжать как иностранные граждане по визе. Это одна из мер, на которую мы вынуждены будем пойти. И вторая мера, которая еще требует обсуждения: мы прекратим преподавание грузинского языка в школах. Наши законы и Конституция не обязывают наше государство заботиться о грузинском языке. Это была добрая воля нашего государства, но учитывая то, что население района в большинстве своем мегрелы, которые владеют мегрельским языком, мы вместо грузинского языка можем ввести преподавание мегрельского языка. Думаю, что наша Академия наук поможет нам в решении этой задачи. Но этот вопрос еще надо обсуждать. Однако я вижу в этом смысл. Конечно, будут люди, которые ориентированы на обучение в Грузии. Никто не препятствует им в занятиях грузинским языком частным образом, но в государственных школах мы не обязаны проводить обучение грузинскому языку.

Корр.: Но вы и мегрельскому не обязаны обучать в государственных школах…

Т.Н.: Мегрельский для местного населения родной язык, и мы предоставим право детям учить его в государственных школах. Грузинская сторона должна понять, что, если она будет вмешиваться в наши внутренние дела, наша реакция будет адекватной, зеркальной, и мы будем принимать меры для защиты своей государственности.

Что касается здравоохранения – то здесь более сложный вопрос. Когда это связано с жизнью людей, мы не может навязывать никаких условий. Я для себя знаю, что сам не поеду в Грузию, я жил с честью и умереть хочу с честью. Но не все так считают – и я не намерен никого судить. Когда мы были в Женеве, эта тема поднималась. Я им говорил, что гуманитарные акции не должны иметь политическую направленность. Грузины, учитывая состояние нашей медицины, нашли такую нишу, где нам трудно противостоять. Они считают, что таким образом они завоюют любовь и доверие абхазского народа. На что я им рассказал сказку про ласточку, в которой говорится о том, как женщина подобрала ласточку с поломанным крылом, вылечила ее и отпустила. Весной ласточка принесла ей зернышко, из которого выросла тыква с золотом и серебром внутри. Ее соседка, узнав об этом, поймала ласточку, сломала ей крыло, а затем вылечила и отпустила. Ласточка принесла зерно, из него выросла тыква, а в ней змеи, которые и съели эту женщину. Я говорю, вы добьетесь примерно такого эффекта. Вы не выплатили нам контрибуцию за ущерб, нанесенный во время войны, поэтому и оказание различного рода медицинских услуг мы воспринимаем как обязательство. Так что грузины ошибаются, рассчитывая на то, что помощь в виде медицинских услуг станет поводом для того, чтобы мы отказались от своей независимости. Все наши болячки – это результат войны, которую Грузия развязала против нашего народа. К тому же Грузия препятствует нашему передвижения по миру, ставит нам препоны – мы не можем завезти оборудование из стран Европы, отправить детей учиться и так далее. Все это делает Грузия – они нам мешают развиваться и одновременно приглашают лечиться. Нам нужно больше объяснять людям, что происходит.

Мы так увлеклись внутриполитической борьбой, что забыли, что у нас есть враг, который ведет работу, направленную на уничтожение нашей государственности. И эта программа 2019 года «Шаг к лучшему будущему» является составной частью информационной гибридной войны, которую ведет Грузия против нас. А наша задача – это интеграции галского населения. Это должна быть государственная программа, которая не зависит от того, кто будет руководителем района.

Корр.: Таким образом, Темур Хухтович, Вы меня сами привели к вопросам, связанными с абхазо-грузинской границей. Мы говорим о том, что абитуриенты не должны ездить в Грузию, что надо интегрировать жителей района в общее абхазское пространство, а тем временем у нас в правительстве (насколько мне известно) активизировались сторонники идеи экономического процветания посредством открытия границы для ввоза товаров из Грузии. Насколько я понимаю, они хотят узаконить контрабанду, которая и сегодня поступает в Абхазию из страны, с которой мы находимся в состоянии войны.

Т.Н.: Сама эта мысль в умах абхазских политиков даже не должна возникать…

Корр.: Но возникла.

Т.Н.: Да. Есть лоббисты, которые пытаются придать этой идее экономическое обоснование. По их мнению, грузинские товары, которые заходят в Абхазию, надо обложить налогами и пошлиной и это будут серьезные поступления в абхазский бюджет. Главный аргумент, который они используют, заключается в том, что, несмотря на то, что товары из Грузии не облагаются налогами, они все равно поступают в Абхазию контрабандным путем. На мой взгляд, тут надо прежде всего сказать, что помимо экономической должна быть и морально-этическая сторона вопроса. К сожалению, в Абхазию заходит не только контрабанда из Грузии, но и наркотики. Но я не слышал, чтобы кто-то предложил обложить их налогами, чтобы пополнить бюджет.

В любой стране есть контрабанда – в большей или меньшей степени. И здесь надо говорить о ее размерах. К сожалению, у нас они опять начали расти, хотя был период, когда после закрытия пунктов она резко упала, и это было хорошо видно, в том числе и по галскому рынку, на который начали завозиться товары из Сухума, а значит, начали получать прибыль местные предприниматели. Прибыль же от завоза в Абхазию контрабандных товаров получают предприниматели из Грузии. То есть грузинские предприниматели, которые платят налоги в грузинский бюджет, чем содействуют экономической и военной мощи Грузии. Напомню сторонникам этой идеи, что львиная часть расходов грузинского бюджета направляется на ее армию. Таким образом, покупая товары в Грузии, мы финансируем армию, которая в нас, возможно, будет завтра стрелять. Наше государство сегодня борется с этой контрабандой, но если завтра государство скажет, что все зарабатывают на этом, кроме государства, то и мы тоже хотим заработать на этом. Это все – никакой идеологии быть не может. Торговля – это экспансия, которая обозначена в грузинской программе уничтожения Абхазии «Шаг к лучшему будущему» первым пунктом, и здесь говорится о налаживании торговых отношений с Абхазией «по разделительной линии», как они называют государственную границу. Вы представляете себе, что Абхазия будет содействовать экономической мощи Грузии, открыв свои границы для грузинских товаров? Это нонсенс. Это все равно, что брать налоги с продажи наркотиков.

Ситуация усугубляется тем, что мы не объясняем людям ситуацию. Ведь даже те, кто занимается контрабандой, это наши граждане, и им надо объяснять: то, что вы сегодня делаете, ведет к укреплению экономики и оборонной мощи Грузии. Если им объяснить, что каждый килограмм ввезенной картошки, яблок – это слезы их детей в будущем, они это поймут. Сегодня бюджет министерства обороны Грузии равен трем бюджетам Абхазии. 300 млн долларов, это почти 20 млрд. рублей. Наш собственный бюджет – 5 млрд. Все страны хотят увеличивать рынок сбыта, ведут торговые войны. Допустим, мы в одностороннем порядке откроем свои границы для иностранных товаров. А Грузия откроет свои границы для наших? Пожалуйста, у нас топливо стоит почти в половину дешевле, чем у них. Купят у нас? Ни за что, потому что их ввозной НДС и пошлина в разы больше, и именно за счет них они формируют свой бюджет.

Корр.: При этом Вы не станете отрицать, что товары, поступающие из Грузии, дешевле и может быть, это способ оказать помощь малоимущему населению, в том числе и района?

Т.Н.: Я же не говорю о том, что надо запретить людям покупать более дешевые товары в Грузии. По сей день действует указ, изданный еще президентом Багапш, в котором, несмотря на запрет торговли, говорится, что каждому человеку разрешается ввоз товаров весом не более 50 кг. К сожалению, за все это время с 2007 года ни таможенный комитет, ни правительство не смогли создать номенклатуру того, что может входить в эти 50 кг. В таком перечне должно быть все расписано – что можно, а что нельзя, как это сделано на границе Псоу. 50 кг картошки человек может привезти себе домой, но 50 кг сыра это уже товарная партия.

Корр.: Там «наверху» даже этого не понимают?

Т.Н.: Думаю, что это сделано целенаправленно, возможно, ошибаюсь, но факты говорят сами за себя.

Что касается аргумента о падении цен в результате открытия границы для товаров из Грузии – это вообще не про население. Речь идет о том, что товары, поступающие из Грузии, будут облагаться налогами и, как утверждают таможенники, эти налоги пополнят бюджет. А теперь о дешевизне. Ввозная пошлина уравняет стоимость товаров, завозимых из Грузии, со стоимостью товаров, которые находятся на нашем рынке. Государство будет защищать своих производителей, так что никакого падения цен не будет. Это миф, и второй миф о том, что разрешение на ввоз товаров из Грузии решит вопрос коррупции на границе. Приведу пример: введение пошлины на орех. Правительство подсчитало, что урожай составит около 10 тысяч тонн (замечу, что в урожайный год такое количество производит только Галский район, без учета других регионов), которые уходят на продажу. В 2016 году таможенные перечисления с ореха в бюджете составили 30 млн руб., хотя правительство ожидало 300 млн рублей.

При таком уровне коррупции в таможенных органах, когда и руководство страны отмечает, что взимается около 30% таможенных платежей, где гарантия того, что на абхазо-грузинской границе будут оформлены все десять машин с арбузами, скажем, а не одна? Нет такой гарантии, ни на границе по Ингуру, ни на границе по Псоу.

Корр.: Сколько человек вовлечено в контрабандную торговлю с Грузией?

Т.Н.: Сегодня контрабандой занимаются не более ста человек, и это не только жители Галского района. И разрешение на торговлю не решит эту проблему, а только усугубит ее при таком коррупционном уровне, но при этом мы взрастим тысячу бизнесменов, которые вовлечены в отношения с Грузией. Именно на этом построена программа «Шаг к лучшему будущему» – на создании контактов между нами. Нельзя торговать своим будущим, мы не самоубийцы, чтобы заниматься торговлей с Грузией. Даже чисто экономически это ничего не даст – вспомните пример про вывозные пошлины на орех.

Корр.: Темур Хухтович, перед тем, как перейти к обсуждению пополнений в бюджет, я кратко резюмирую, что, на ваш взгляд, даст разрешение торговли на границе: коррупция остается и даже увеличится, цены на товары остаются прежними или повышаются, увеличиваются контакты между абхазскими и грузинскими бизнесменами, что означает, что мы вписались в грузинскую программу по уничтожению независимости Абхазии. А теперь, что случится с бюджетом – может он пополнится?

Т.Н.: Наш рынок может потребить ровно столько, сколько он может потребить. Этот товар сейчас официально идет через российско-абхазскую границу. Увеличивается поток товаров из Грузии, в том числе и контрабандных, контрабандисты зарабатывают на оборотах и количество средств, попадающих в бюджет уменьшается. Далее, торговля с Россией резко падет… Мне интересно, когда президент Абхазии будет встречаться с президентом России, какие цифры он будет приводить? Свидетельствующие о падении товарооборота со стратегическим партнером и увеличении товарооборота с врагами? Это имеет большое значение, потому что эти данные – барометр отношений, показатель того, как растут контакты. Абхазские бизнесмены торгуют с Россией, предпочитают работу с ними, это все и есть межгосударственные отношения. И потом, российские торговые представители не допустят попадания неабхазского товара к себе – как это происходит с товаром из Турции. Если вдруг 50-100 тонн свеклы появятся на абхазо-российской границе, и мы не сможем показать, где она выросла, россияне могут вообще запретить вывоз свеклы из Абхазии и пострадают те немногие абхазские производители, которые, например, занимаются ее выращиванием. Мы шутим с огнем. Кто-то лоббирует, желая заработать, а страдать простым предпринимателям.

Корр.: Темур Хухутович, а Вы знаете, кто этот кто-то, кто лоббирует не наш интерес?

Т.Н.: Догадываюсь… Это те, кто сегодня занимается контрабандой и убеждает высшее руководство в том, что торговые отношения с Грузией принесут нам чуть ли не золотой дождь.

Я еще раз повторяю: торговля с Грузией – это угроза национальной безопасности. На этот вопрос должно быть наложено табу. Это моя позиция как государственника: никакой торговли с государством, с которым находишься в состоянии войны быть не должно. Присутствие товаров экономически более сильной Грузии на рынке экономически более слабой Абхазии является торговой экспансией. Создание совместных фирм, торговые грузино-абхазские операции, которые охотно финансируют грузинские банки, – это тоже экспансия. Это все этапы гибридной войны, в рамках которой и работает программа «Путь к лучшему будущему». Недавно мы закрывали границу из-за политических событий, которые происходили в Грузии. Представьте, как бы это происходило, если бы у нас были торговые отношения с Грузией – сотни, тысячи бизнесменов, теряющих свой заработок, будут возмущены тем, что граница закрыта, что их торговые связи прерваны. Так появятся люди, которые будут говорить: давайте жить с Грузией в одном государстве, на торговле с ней я хорошо заработал.

Если государство заявит о том, что оно открывает свои таможенные границы и, хотя бы в ограниченном количестве принимает товары из Грузии, это значит, что оно расписывается в своем бессилии в борьбе с контрабандой и фактически предает национальные интереса народа и подпитывает военную мощь Грузии. Экономика Абхазии и абхазский производитель не выдержит такой конкуренции, и даже те зачатки, что появились сегодня, погибнут. Потому что из Грузии придет не только грузинский товар, но и иранский, турецкий. Не будем говорить о качестве этих товаров, его невозможно проверить, потому что наши карантинные службы не имеют таких возможностей.

Для начала надо бороться с коррупцией, расписать разрешенные для ввоза 50 кг товаров. Но ни в коем случае не открывать в одностороннем порядке свои границы. Понятно, есть исключения – медикаменты по линии международных организаций, обслуживание совместного хозяйства Ингур ГЭС, это выходит за рамки ограничений, но остальное надо четко разграничить.

Беседовала Изида Чаниа

 

Центральным районным больницам в 2017 году Министерством здравоохранения Абхазии было передано восемь машин скорой помощи, приобретенных на средства республиканского бюджета.

СУХУМ, 20 ноя – Sputnik, Бадри Есиава. Четыре кареты скорой помощи класса "А" на базе УАЗа передадут медучреждениям Абхазии, постановление об этом принял Кабмин республики в среду 20 ноября, передает с места корреспондент Sputnik.

Проект постановления представил коллегам министр здравоохранения и социального обеспечения Абхазии Тамаз Цахнакия. Он отметил, что по одному автомобилю получат Галский, Очамчырский, Гулрыпшский районы и поселок Цандрипш Гагрского района.

В декабре 2017 года центральные районные больницы Абхазии, станция скорой помощи Сухума и Городская клиническая больница получили в распоряжение восемь машин скорой помощи класса "А".

В 2018 году эти автомобили были оснащены необходимым лечебным диагностическим оборудованием – транспортными ИВЛ, электрокардиографами, дефибрилляторами, кардиомониторами.

Установленное оборудование с функцией "телемедицины" позволяют врачу "скорой" в режиме реального времени связаться со специалистами-кардиологами.

Приобретение четырех карет скорой помощи в 2019 году предусмотрено Решением сопредседателей Межправкомиссии по социально-экономическому сотрудничеству между Россией и Абхазией о распределении части нераспределенных средств федерального бюджета, предусмотренных на оказание Россией помощи Абхазии в целях социально-экономического развития республики в 2019 году. Решение было подписано 10 июля 2019 года.

 

 

Комментарий пресс-службы РПП «ФНЕА».

В числе руководителей, назначенных Президентом Раулем Хаджимба после вступления во второй срок – исполняющий обязанности главы администрации г. Сухум, ветеран «ОВНА» 1992-1993 гг., бывший депутат Парламента РА и Собрания г.Сухум – Кан Кварчия.

Любые решительные действия, направленные на наведение элементарного порядка, как правило, вызывают положительный общественный резонанс. И в особенности, когда это касается столицы, ее архитектурного облика, санитарного состояния объектов торговли, работы общественного транспорта, коммунальных служб, состояния дорог, художественного облика города, рекламы, проблем социального характера и т.д. В этом плане первые шаги, предпринимаемые новым мэром, воспринимаются горожанами, как правильные, продуманные, рассчитанные на поэтапное освобождение столичных микрорайонов от всего наносного, хаотичного, что наслоилось за послевоенный период.

Причем свои инспекционные осмотры тех или иных участков, объектов, новый глава города совершает вместе с руководителями всех основных служб. Он ставит перед ними конкретные задачи не в кабинете, а непосредственно в ходе инспекционных осмотров, определяет сроки их выполнения и по мере возможности берет их под контроль.

По большому счету такой системный подход может стать и началом реформ городского хозяйства. Главное для всех, кто любит свой город – в первую очередь, чистота и порядок, а все остальное – потом. Люди заметили, что мэр по мере необходимости в ходе проверок входит в диалог с простыми людьми, учитывает их пожелания, но ответственность за наведение порядка он возлагает на чиновников - и довольно жестко. И делает он это не завуалированно, а открыто, публично, достаточно широко используя в этих целях телевидение и др. СМИ.

Людям, несомненно, нравится, что городские власти начали расчищать авгиевы конюшни вокруг центрального рынка, у въезда в город с восточной и западной стороны. В поле зрения мэра – железнодорожный вокзал, архитектурная достопримечательность, пребывающая ныне в убогом состоянии. Здесь совместно с железнодорожным управлением он обсудил комплекс мероприятий по благоустройству вокзальной площади. Видимо, при желании можно будет включить в бюджет и капитальный ремонт самого уникального здания ж.д. вокзала, хотя эти работы почему-то не были предусмотрены при освоении более чем двухмиллиардного железнодорожного кредита, за который еще долго будут расплачиваться наши налогоплательщики.

Инспекции затронули и Новый микрорайон с массой проблем и Старый поселок, долгие годы остававшийся без должного внимания. И учитывая курортно-туристическую составляющую развития инфраструктуры города, Кан Кварчия определил первоочередные задачи обустройства набережной Сухума, к сожалению, сохраняющей пока еще унылый вид, местами напоминающий барахолку.

Примечательно, что объявлен конкурс на замещение вакантных должностей в архитектурном управлении города, и началась совместная работа Администраций столицы и соседнего Сухумского района. Все это должно стать примером для других городов и районов Абхазии. Приграничный Галский район давно уже приступил к подобным преобразованиям. Подтягиваются при поддержке Президента, правительства и другие регионы страны. Не сомневаемся, что новому мэру Сухума окажет ощутимую помощь Глава государства, особенно в тех вопросах, решение которых не по плечу городским властям. Но все это примет еще более масштабный и результативный характер, и пойдет по пути заметного обновления только в том случае, если население столицы включится в процесс расчистки завалов, проявит подлинно патриотическое внимание и заботу о своем родном уникальном городе, входящем в число наиболее значимых центров мировой цивилизации.

Так давайте же, друзья, хоть на некоторое время выйдем из омута информационного взаимоуничтожения, и займемся уборкой залежалого мусора вокруг своих собственных домов! И пожелаем новому мэру и его команде терпения, выдержки и успехов на новом благородном поприще!

РПП «ФНЕА»

г. Сухум, 9.11.2019 г.

С фразой «Когда стреляют пушки, музы молчат» нередко спорят, но вот если речь пойдет об археологии, то тут все однозначно. В частности, не только во время грузино-абхазской войны, но и многие годы спустя в Абхазии, земля которой «нафарширована» древними артефактами, не проводилось никаких раскопок. Но постепенно жизнь стала входить в нормальную колею. И вот в этом году абхазские археологи взялись за трехэтапную работу по изучению Великой Абхазской стены. Ее еще называют Келасурской, по наиболее известному и сохранившемуся фрагменту у устья реки Келасур на восточной окраине Сухума – четырехметровой высоты и сложенному из булыжников.

«Эхо Кавказа» дважды рассказывало об этой оборонительной стене, третьей по протяженности в мире (160 километров) после Великой Китайской и Горганской в Иране. Сперва, в ноябре 2012 года, я поделился своими впечатлениями и оценками после просмотренного накануне на российском телеканале «Культура» 45-минутной передаче об этой стене из цикла «Искатели» (ведущий – Андреем, псевдоним Андрея Хорошева), а в марте 2013 года рассказал о состоявшемся в Научно-культурном центре Юрия Воронова в Сухуме обсуждении этой передачи абхазскими историками и представителями общественности. Объект для исследования создателями фильма был избран любопытнейший, и у них получился настоящий исторический детектив. Ведь кто и когда воздвиг эту стену, исторической науке до сих пор доподлинно неизвестно. Начнем с того, что от стены, которая полукругом, в основном по горным ущельям, тянулась от устья Келасура до устья Ингура, к нашим дням остались лишь фрагменты, и в основном по левому, то есть восточному берегу Келасура. Нет о ней ни сведений в письменных источниках, ни найденных сохранившихся надписей на самом памятнике.

Среди обсуждаемых учеными версий такие основные – стену в VI веке нашей эры возвели персы, которые вели в ту эпоху упорнейшую борьбу с Византийской империей за владения на Западном Кавказе; это сделали древние греки, византийский император Юстиниан в разгар своей борьбы с персами; в XVII веке мегрельский князь Леван Дадиани... Причем когда несколько десятилетий назад обострились грузино-абхазские споры, в том числе и исторические, эта тема оказалась, как водится, политизирована, и ожесточенные споры часто возникали между людьми, абсолютно далекими от археологии, истории и вообще науки.

«В данный момент существует много гипотез касательно времени и авторства строительства Великой Абхазской стены, и пока они остаются гипотезами», – заявил доктор исторических наук, академик АНА, научный руководитель проекта Олег Бгажба на пресс-конференции, посвященной окончанию первого этапа проекта исследования стены.

Часть раскопок археологической группы в рамках изучения загадок Великой Абхазской стены проходила в селе Хиацха Гальского района. Еще в 2017 году местные жители показали исследователям стену под интригующим названием «Глаза Губаза». (По имени средневекового царя Губаза, сейчас существует, кстати, такая абхазская фамилия.)

«Эта стена заинтересовала нас, потому что ее фрагменты схожи с фрагментами Великой Абхазской стены. К примеру, булыжная кладка с применением скрепляющего раствора из извести», – рассказал участник экспедиции, младший научный сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований Шандор Кайтан.

Всего за десять дней раскопок археологам удалось обнаружить в Гальском районе многочисленные фрагменты строительной керамики, остатки древних пифосов и погребения. Последние были, правда, сильно повреждены в советское время тракторами при устройстве сельскохозяйственных террас, так что ни одного целого скелета не сохранилось. В ходе раскопок стало ясно, что исследователи имеют дело не просто с отдельно стоящей стеной, а целым крепостным комплексом.

По словам младшего научного сотрудника АбИГИ Дмитрия Авидзба, такая масштабная экспедиция в Гальский район стала первой за послевоенное время. «Местные жители очень обрадовались, увидев нас, выразили надежду, что подобные экспедиции будут приводиться систематически, помогали нам на волонтерских началах», – сказал он. Самой младшей из них Злате Цугурян всего лишь шесть лет, но, по словам археологов, за несколько дней она успела выучить все необходимые термины.

В ходе пресс-конференции участники экспедиции комментировали выведенные на экран фотоснимки о ее буднях. Впереди еще две экспедиции. В этом месяце исследователи отправятся в село Джгярда Очамчырского района. Там «затаилась» башня, которая также считается фрагментом Великой Абхазской стены. Участник экспедиции Дмитрий Счастный говорит:

«Там находится очень интересная башня. Она отличается от остальных тем, что скрыта от человеческих глаз и располагается на самом верху известняковой скалы. С этой башни, по всей видимости, контролировался определенный участок дороги. Считается, что Великая Абхазская стена своим фасадом была направлена против северных земель. Интересно, что на этом участке ситуация иная – видно, что фасад стены меняется то в одну, то в другую сторону, а сама башня контролирует дорогу с юга. Помимо башни зафиксирована площадка, которая выполняла дозорную функцию и была вырублена в скале».

Молодые ученые отправятся также в село Мачара Гулрыпшского района, где на приусадебном участке одного из местных жителей, рядом с одной из башен стены, было найдено большое количество керамических обломков. Предположительно, там могли сохраниться в земле и целые пифосы – большие керамические сосуды для хранения продовольствия. Отвечая на вопрос одного из журналистов о том, придерживаются ли участники проекта каких-либо гипотез относительно того, когда и кем построена стена, Шандор Кайтан сказал:

«Ну, у нас есть мысли, которые мы хотим озвучить по окончании проекта. Конечно же, у каждого формируется свое мнение. И эти мнения у нас, участников экспедиции, схожи. Они схожи, но мы эти мнения хотим подкрепить археологическим материалом, а потом уже выдать это в конце проекта. Мы не спешим с выводами. Это самое главное, я считаю, потому что если преждевременно какие-то выводы будем делать, то по итогам других раскопок может получиться совсем другое».

Исследование Великой Абхазской стены проходит при финансовой поддержке фонда «Амшра». Итоги научной экспедиции должны быть подведены до июня 2020 года.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 31
Яндекс.Метрика