11 января министр экономики Адгур Ардзинба провел совещание с уполномоченными по экономическим вопросам со всех районов республики.

Министр экономики напомнил, что институт уполномоченного по экономическим вопросам создан в соответствии с принятым кабинетом министров постановлением «О мерах по развитию предпринимательства и стимулированию деловой активности в административно-территориальных единицах Республики Абхазия».

По его словам, отсутствие активного взаимодействия между республиканскими и местными органами власти делает всю работу неэффективной.

«В 2017 году, работая над составлением индикативного плана, мы провели анализ по всем районам и городам. Мы сравнили фактические показатели 2016 года, которые предоставлены районами с данными налоговых структур. Перепроверили более 1000 бухгалтерских балансов, которые являются источником этой информации, и выявили очень много нестыковок», – сказал Адгур Ардзинба.

По его словам, все замечания были направлены в районы и устранены.

«В 2018 году мы провели подобную выборочную проверку и практически не выявили нестыковки. Это хороший результат совместной работы», – считает министр экономики.

По мнению Ардзинба, созданный институт уполномоченных по экономическим вопросам позволит избежать в будущем подобных и иных нарушений.

Он отметил, что в рамках взаимодействия министерства экономики и уполномоченных по экономическим вопросам необходимо синхронизировать и унифицировать работу в части стимулирования деловой активности и создания благоприятного климата для предпринимателей.

«У нас сложилась такая практика, когда индикатор эффективности работников в районе состоит не в том, чтобы создать больше предприятий и рабочих мест, а выпросить больше дотаций у центра», – сказал он.

Министр сообщил, что главным направлением деятельности института станет реализация государственной экономической политики на местах, целью которой является создание рабочих мест для населения и развитие предпринимательства.

Ардзинба рассказал и о том, что в министерство экономики и в государственное инвестиционное агентство часто поступают обращения по вопросам, решение которых находится на уровне экономических блоков Администраций городов и районов.

«К сожалению, в некоторых районах отсутствует понимание того, что предприниматель – это самый главный человек. Нужно понимать, что его налоги обеспечивают жизнедеятельность всего государства», – заявил он.

​Для примера министр рассказал о ситуации, когда предприниматель ждал оформления земельного участка и получения разрешения на строительство в одном из районов республики около двух лет.

«Уполномоченный по экономическим вопросам должен поставить работу таким образом, чтобы стать для всех предпринимателей района помощником и обратной связью с государственными органами», – подчеркнул он.

Ардзинба напомнил, что в соответствии с нормами Постановления уполномоченные должны представить свои предложения по снижению административных барьеров для бизнеса.

http://mineconom-ra.org/ru/

 

Несмотря на недавно введенный запрет на майнинг криптовалюты, Абхазия не собирается отказываться от проекта национальной криптовалюты. О перспективах блокчейна в Абхазии, а также о возможности разработки государственной программы социально-экономического развития в рубрике «Гость недели» рассказывает министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба.

Елена Заводская: Адгур, прокомментируйте, пожалуйста, запрет на создание криптоферм и запрет на майнинг? Чем это решение обосновано?

Адгур Ардзинба: Это правильное и вынужденное решение было принято по поручению президента. Связано оно с тем, что у Абхазии есть проблемы в энергетике, в частности, большая изношенность линий электропередач и оборудования, в связи с этим возникает определенный дефицит. А в условиях дефицита возникает вопрос о приоритетах. И в части потребления электроэнергии приоритет номер один для государства – обеспечить электроэнергией население, особенно в зимний период. У нас нет газа и иных источников обогрева, поэтому жители и граждане Абхазии отапливают свои дома, используя электроэнергию. Наряду с этим приоритетом является обеспечение объектов здравоохранения, образования, потом бизнеса, предприятий и всего остального.

Е.З.: Скажите, пожалуйста, запрет на майнинг является временным явлением?

А.А.: Да, это ограничение является временным, оно будет действовать до того момента, пока мы все эти ограничения инфраструктурные не снимем. Если у нас появится возможность отремонтировать свои сети, инфраструктуру, если появится профицит, то мы сможем его на эту деятельность направить, ничего преступного в ней нет.

Е.З.: То есть вопрос не стоит так, что сейчас закончится сложный зимний сезон и летом майнинг можно будет возобновить?

А.А.: Насколько я понимаю, нет.

Е.З.: В связи с запретом на майнинг, поясните, пожалуйста, какова судьба технологии блокчейна и национальной криптовалюты в Абхазии? Будет она вводиться или нет? Отказались ли вы от этой идеи или нет?

А.А.: Это совершенно не связанные друг с другом вопросы. Они находятся в разных плоскостях и на разных полюсах. Многие люди из-за непонимания их связывают. Майнинг – это оборудование, которое включается в розетку, оно работает, подключается к общей системе, там происходят какие-то процессы, и за это вам платят деньги. От технологии блокчейна мы не отказываемся, это – некий концепт, который мы предлагали и предлагаем. Чтобы его реализовать, нужно принять целый пакет законодательных актов, соответствующую программу, изучить международный опыт, благо, он есть.

Е.З.: Есть ли у вас понимание, какие законодательные акты нам нужно принять? Какие изменения в законы внести?

А.А.: Конечно, у нас есть такое понимание. Есть изученные международный опыт и практика. Более того, у нас есть пакет проектов законов, который нам представлен российским блокчейн сообществом. Эти законы сегодня обсуждаются в Государственной думе Российской Федерации, и мы их тоже изучаем. Суть в том, что каждый день здесь все меняется. Сейчас курс по основным валютам снизился, это очень хорошо и говорит о том, что у криптовалют появляются настоящие признаки денежных инструментов. Не просто спекулятивный инструмент, когда люди покупают дешевле и продают дороже. Сегодня рынок стабилизируется, определяется плавающий курс и идет большее вовлечение. Я вам две цифры приведу: когда мы говорили об этой технологии впервые, общий оборот по данному глобальному рынку составлял около 137 млрд долларов в год. На сегодняшний день эта цифра перешагнула за один триллион долларов

Еще две цифры назову: когда мы об этом только начали говорить, самая большая сумма привлеченных инвестиций через ICO на тот период исчислялась десятками миллионов долларов в один проект. На сегодняшний день нам известны случаи, когда под один проект, в частности, Телеграмм, им Дуров занимается, он привлек, используя эту технологию, порядка двух млрд долларов. Более того, сегодня наш президент находится в Венесуэле на инаугурации избранного президента, за этот период Венесуэла ввела свою национальную криптовалюту, что позволило им привлечь в страну более 1 млрд долларов США. Я сравниваю цифры, которые являются иллюстрацией того, что сегодня уже есть готовые практика и опыт. И это нам позволяет делать какие-то уточнения и выбор.

Е.З.: Адгур, поясните, пожалуйста, какой смысл в национальной криптовалюте в глобальной технологии блокчейна? Она открыта, она глобальна, она прозрачна. Что дает именно национальная криптовалюта?

А.А.: По сути, это инструмент для привлечения инвестиций. Она находится в интернет-пространстве. Да, это глобальная система. Но для функционирования, содержания и реализации этого проекта не нужно потребление электроэнергии внутри страны. Вот почему я говорю, что эти вещи не связаны между собой. Все делается на базе глобальных систем. Я приведу вам пример. У Министерства экономики есть интернет-сайт, он находится в виртуальном пространстве, но визуально мы видим его здесь, в городе Сухуме, мы с ним работаем, он принадлежит нам. Но вся информация, которая загружена, хранится не в Абхазии, а где-то в пространстве далеко отсюда. Вот о чем идет речь, и вот почему эти вещи не связаны.

Теперь о том, какой смысл делать национальную криптовалюту? Смысл в том, что Абхазия, как и Венесуэла (почему я эту параллель и провожу), закрыта от мира в части привлечения международных финансовых ресурсов. У нас нет возможности получать кредиты из международных банков развития. Мы это предлагаем для того, чтобы каким-то образом привлечь ресурсы. А технология блокчейна, с одной стороны, прозрачна, а с другой стороны, никто не может вас ограничить перевести какие-то деньги или осуществить какие-то транзакции.

Если гражданин Китая захочет вложить полтора доллара в какой-нибудь абхазский проект, его никто не сможет остановить. И если людей, желающих вложить, будут миллионы, десятки миллионов, как это происходит сегодня с другими проектами, то эти деньги к нам придут физически, и их можно вкладывать в развитие инфраструктуры, в развитие экономики с использованием технологии блокчейна.

Е.З.: Извините, но я все равно не понимаю, какая фишка заключена именно в «национальной» криптовалюте?

А.А.: Я вам скажу, что это некий маркетинговый ход. Если мы возьмем обычный проект и скажем людям, давайте вкладывать в него деньги, есть риск того, что люди, мало знающие об Абхазии, не будут вкладывать. Но, если это будет исходить от государства, у людей, на наш взгляд, появится больший интерес к этому проекту. Более того, когда мы об этом говорили, не было прецедента, что государство эмитирует. Сейчас они уже есть, вот, например, Венесуэла.

Е.З.: Возможна ли эмиссия криптовалюты у нас и как она будет осуществляться?

А.А.: Разные есть вариации. Если использовать опыт Венесуэлы, там у них создан специальный орган, который занимается этим направлением. Они создали, разместили на рынке и привлекли свыше одного миллиарда долларов. Эта криптовалюта оказалась более востребованной, более устойчивой, чем их обычная национальная валюта. И они приняли решение привязать свою национальную валюту к той криптовалюте, которую выпустили. Можно идти таким путем, можно делать это через наш Национальный банк. Вариантов множество, когда мы, я надеюсь, подойдем к этому моменту, будем выбирать наилучший вариант для нашей страны.

Вопрос в другом. Вернусь к вашему первому вопросу про запрет майнинговых ферм. Это иллюстрация того, что государство не смогло вовремя отрегулировать вопрос. Ведь, когда мы первый раз говорили об этом направлении, в Абхазии уже существовали криптофермы. В СФТИ она точно была. Государство в этих условиях должно реагировать быстро, ведь, если есть определенная доходность от бизнеса, люди будут им заниматься, тем более что в нашем Гражданском кодексе есть статья 18, которая гласит, что любой вид деятельности, не запрещенный законодательно, разрешен. А государство должно моментально реагировать и определять рамки. Если бы мы в тот период определили эти рамки и сказали «нельзя», этого бы и не было.

Е.З.: Почему бы нам не ограничиться обычной абхазской электронной валютой, зачем нам создавать национальную криптовалюту?

​А.А.: Очень просто: абхазская простая валюта, в том числе и наш апсар, функционирует только на условиях, которые существуют. А это банковская система: банковские переводы, так называемый SWIFT, и вся финансовая система, которая сложилась. Мы от этой мировой системы отрезаны, мы не сможем перевести даже один доллар в любое государство мира без использования корреспондентских счетов в других странах. А блокчейн-технология существует вне этой системы, и ни Международный валютный фонд, ни Всемирный банк никак не смогут абхазскому государству навредить или воспрепятствовать получить или перевести деньги из любой точки планеты. Вот, в чем разница.

Е.З.: Хотелось бы с вами поговорить об еще одной теме. У нас на «Эхе Кавказа» прошли недавно материалы Центра стратегических исследований. Экономист центра говорила о том, что большую роль в выводе экономики из кризиса должна сыграть государственная программа социально-экономического развития. Она также говорила о том, что по закону «О государственном прогнозировании и программах» именно на Министерство экономики возложена задача эту программу разрабатывать. Скажите, пожалуйста, так ли это, принимались ли Министерством экономики какие-то усилия в этом направлении? И почему у нас этой программы нет, хотя закон был принят уже очень давно?

А.А.: В соответствии с законом Республики Абхазия «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Республики Абхазия» от 2000 года, нет такой нормы, которая бы обязывала Министерство экономики разработать государственную программу. Согласно постановлению кабинета министров от 2015 года, на наше министерство возложена обязанность разрабатывать государственные прогнозы социально-экономического развития. Кстати, мы сами и готовили это постановление. Но нельзя путать прогноз социально-экономического развития с государственной программой. Это совершенно несоизмеримые вещи. Программа – это документ, в котором на ту дистанцию, на которую она рассчитана, прописывается вся государственная политика. Это социальная и экономическая политика, образование, здравоохранение и все остальные направления жизнедеятельности государства. А прогноз социально-экономического развития – это тот индикативный план, который разрабатывается в части формирования данных, поступающих из районов Республики Абхазия. На базе Министерства экономики эти данные агрегируются и вносятся в кабинет министров. Вот что называется индикативным планом. Это совершенно разные вещи, поэтому здесь идет или подмена понятий, или непонимание норм закона.

Теперь что касается индикативного плана. В вашей публикации звучит мысль о том, что индикативный план должен быть основан на государственной программе. У нас есть закон «Об управлении в административно-территориальных единицах», и там есть такое положение: собрание района, депутаты утверждают годовой план социально-экономического развития. На основе этих планов, которые потом агрегируются как план одного из районов, условно говоря, план социально-экономического развития, это индикативный план Сухумского района, его там утверждают и присылают к нам. А мы все эти районные планы соединяем воедино, и получается республиканский индикативный план. Вот какова наша задача.

Если бы у нас была утвержденная государственная программа, в реализацию которой все органы власти – и местные, и республиканские – были бы вовлечены, тогда и на местах эта программа отражалась бы в тех прогнозах, в которых утверждается. Но опять же, т.к. это депутаты, у них есть конституционное право, и они могут не следовать этой программе, а могут принять другой план социально-экономического развития. Т.е. здесь у нас идет некое несоответствие. Но это нормальный процесс, и ничего страшного тут нет.

Еще раз повторю: нет закона, который говорит, что Министерство экономики обязано разрабатывать государственную программу. Министерство экономики не может планировать программу развития здравоохранения, образования, науки и всех остальных направлений, когда есть профильные министерства. Более того, даже по туризму и сельскому хозяйству есть соответствующие министерства, хотя это основные части экономики. И они должны делать свои отраслевые программы.

Е.З.: Т.е. вы не согласны с тем, что индикативный план в том виде, в каком он есть у нас сегодня, повторяет бесконечно инерционный сценарий, о котором они говорят?

А.А.: Не согласен. Мне иногда становится даже страшно, я начинаю опасаться, когда слышу такие вещи. Если бы об этом рассуждали люди, далекие от этой тематики, я бы понял. Но когда специалисты не понимают элементарных вещей, не понимают, что такое индикативный план…

Индикативный план с того момента, как развалился Советский Союз, когда у нас перестала существовать плановая экономика, это фактически сведения об итогах хозяйственной деятельности хозяйствующих субъектов. У вас есть компания или фирма, вы год провели с каким-то результатом, эти сведения собираются и за прошлый год, и за позапрошлый, и на основе этой динамики, с учетом конъюнктуры рынка внутри, с учетом внешних факторов, на основе динамики ваших данных составляется прогноз на следующий год. Но это никоим образом не директива, не обязательство предпринимателя придерживаться этих цифр, потому что есть Гражданский кодекс, и частный предприниматель как считает нужным, так и будет поступать. Это просто некий прогноз с погрешностью 10-15%. Это не инструмент влияния на экономику, это – база, на основе которой формируется доходная часть бюджета. Ведь на базе индикативного плана формируется не вся доходная часть государственного бюджета. А как же госпошлина, как же штрафы ГАИ и иные источники? Каким образом они могут найти отражение в индикативном плане? Здесь речь идет только о хозяйствующих субъектах. Все. А к расходной части бюджета индикативный план никакого отношения не имеет. Как расходуются эти деньги, куда они направляются, на содержание госаппарата или на дотации какого-то направления, этого в нем нет. В индикативном плане, в соответствии с законом, могут быть отражены государственные программы, если они есть, или какие-то отраслевые программы. У нас таких отраслевых и государственной программы пока нет, они там отражения сегодня не находят. Вот и все. А разработка таких программ – это прерогатива кабинета министров. Почему они это не делают, я вам сказать не могу.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Сухумская ГЭС открылась после шестилетней реконструкции в четверг 20 декабря. О том, как оживили станцию, чего от нее ждать и на какие новые победы она претендует, читайте в репортаже корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Первая скрипка

Столько людей Сухумская ГЭС, пожалуй, не видела, как минимум, уже 25 лет. На церемонию открытия гидроэлектростанции, ремонт которой длился шесть лет за счет частных инвестиций, прибыли президент Абхазии Рауль Хаджимба, члены правительства, парламентарии и руководители ведомств республики.

Все с интересом изучали внешний и внутренний облик ярко-желтого здания, не могла не впечатлить огромная труба, спускающаяся с крутого холма от дамбы. Сам головной водосбор, вместимость которого 70 000 кубометров воды, увидеть не удалось. Как объяснили сотрудники ГЭС, к нему надо ехать в объезд и долго.

Красную ленту перерезали премьер-министр Абхазии Валерий Бганба и директор ГЭС, инвестор Владимир Апухтин. Музыкальное оформление торжественного момента обеспечил известный в Абхазии скрипач Вачик Саакян.

Гостей встречал технический директор станции Резо Зантария. Вместо указки у него была в руках огромная отвертка, которой он дирижировал экскурсией по восстановленному энергообъекту. Первое, на что Зантария обратил внимание, – старенький генератор, который когда-то трудился на ГЭС в ее лучшие годы.

Шведская машина 1946 года выпуска ушла на покой и стала своего рода памятником. Техдиректор не исключил, что в будущем при станции появится небольшой музей.

Зантария с нескрываемым удовольствием и гордостью останавливался у каждой детали, по сути, новой электростанции. Подробно рассказывал, как собирали оборудование, и давал "уроки" физики.

"Все оборудование мы заказали в Болгарии, но весь проект подготовлен нами самостоятельно. Собирали агрегаты без приглашенных специалистов извне, своими руками – четыре человека", - отметил он, демонстрируя машинный зал.

Техдиректор признался, что за годы реконструкции были разочарования, проблемы, мысли о том, чтобы бросить затею. ГЭС, мощность которой 19,6 МВт, обслуживают сейчас 27 человек.

По словам Зантария, главное предназначение Сухумской ГЭС заключается в поддержании напряжения в энергосистеме Сухума и его района. В пиковые часы она может поднимать напряжение в сети примерно на 8-10 вольт.

Право запуска новой гидроэлектростанции Абхазии предоставили главе государства Раулю Хаджимба. Одним прикосновением пальца к электронному табло ГЭС ожила, поднялся гул, заполнивший все пространство трехэтажного здания.

Инвестиции и потенциал

Реализация проекта обошлась почти в 12 миллионов долларов, но инвестирование еще не завершено, уточнил Зантария и добавил, что после того как удастся понять все возможности станции, денежные вливания в нее продолжатся.

"Это в части самого головного сооружения, линий электропередач, надо менять все опоры, которые были установлены в 1932 году", - сказал технический директор.

Зашел тревожный разговор о тарифах, но Зантария заверил, что цены устанавливает государство, и это - тема для переговоров между руководством страны и акционерами.

"Я не думаю, что тарифы будут выше установленных государством", - сделал он прогноз.

Президент Абхазии Рауль Хаджимба подчеркнул, что Абхазии надо развивать малую энергетику.

"Тем более, мы говорим о том, что нам нужно переходить на малые ГЭС. Мы уже проговаривали возможность реанимации четырех перепадных станций, и если люди готовы включиться в эти процессы, государство рассмотрит эту возможность", - сказал президент.

Речи об окупаемости пока не идет, сообщил директор ГЭС Владимир Апухтин. По его словам, эксперты еще в самом начале резюмировали, что проект экономически не выгоден.

"Меня пригласил Сергей Багапш и предложил несколько проектов. Я согласился участвовать в этом проекте, потом я познакомился с Резо Платоновичем, и мы вместе потихоньку начали это дело. На тот момент не было никакой экономической целесообразности, учитывая стоимость электроэнергии. Обычно бизнес не идет на такое, но тем не менее мы пошли на это", - рассказал Апухтин.

Он вспомнил, что был период, когда препятствия казались непреодолимыми, но президент Хаджимба помог решить все "загвоздки".

Министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба отметил высокую технологичность станции, которую можно считать одним из символов состоявшейся государственности Абхазии.

Чувство счастья, по его собственному признанию, испытал замминистра культуры Абхазии Батал Кобахи, потому что удалось сохранить исторический объект в первозданном виде.

"Дело в том, что еще десять лет назад мы думали, что он будет разрушен. Это уникальный объект, уникальный памятник. Сегодня Резо Зантария сказал, что он сохранит все турбины, которые здесь есть, для того чтобы открыть музей. Это правильный подход к тому наследию, который мы имеем", - сказал замминистра.

Он не исключил, что обновленная Сухумская ГЭС примет участие в конкурсе на лучшую реставрацию объектов культурного наследия Абхазии.

Сухумская ГЭС была построена в 1936 году. Во время Отечественной войны народа Абхазии на ее территории велись ожесточенные бои, а после боевых действий пришла в упадок, часть имущества была разворована, часть со временем пришла в негодность.

 

 

О решениях Кабинета Министров Абхазии по добыче рыбы в осенне-зимнюю путину и о размерах платы за пользование водными биологическими ресурсами читайте в материале Sputnik Абхазия.

Бадрак Авидзба, Sputnik.

Утвердить квоты

На последнем в текущем году заседании Кабинета Министров Абхазии утвержден "Общий допустимый улов водных биологических ресурсов и рекомендуемых квот добычи в осенне-зимнюю путину 2018-2019 годов". Сам вопрос вызвал оживленное обсуждение.

Министр сельского хозяйства Абхазии Амиран Какалия сообщил, что в осенне-зимнюю путину 2018-2019 годов объем общего допустимого улова хамсы составляет 27 тысяч тонн. Также разрешено выловить ставриды 130 тонн, барабули – 100 тонн, шпрот – 350 тонн, кефали – 120 тонн, мерланга – 150 тонн, катрана – 5 тонн, камбалы – 10 тонн, скатов – 20 тонн, луфаря – 200 тонн, смарида – 150 и прочих видов – 25 тонн.

Председатель Госкомитета Абхазии по экологии и охране природы Савелий Читанава пояснил, как определяется общий допустимый улов.

"Он определяется на основе анализа предыдущих рыбных путин. Мы отправляем всю эту информацию в Институт экологии, а они в свою очередь обращаются в Азово-черноморское рыбное хозяйство, которое проводит анализ и прогноз на будущую путину", - сказал он.

По словам Читанава, в этом году квоты на допустимый улов немного увеличены. Он заметил, что, соблюдая правила вылова рыбы, удастся сохранить водные биологические ресурсы.

"Выбранные квоты существенно пополнят бюджет страны", - уверен он.

Премьер-министр Валерий Бганба напомнил, что в сравнении с прошлым годов квота на вылов хамсы увеличена, однако в предыдущие годы она составлял намного больше.

"Это гораздо меньше, чем в позапрошлом году, если я не ошибаюсь было около 50 тысяч тонн, а в этом году мы говорим о 27 тысячах", - уточнил премьер.

Министр по курортам и туризму Автандил Гагрцкия напомнил, что ежегодно перед путиной в обществе возникают негативные настроения. Люди обеспокоены тем, что к водным биологическим запасам относятся нерационально. Он предложил создать общественный совет, чтобы информировать население о реальном положении дел.

"Люди думают, что у нас исчерпаны запасы. Я говорю об этом потому, что я когда-то окончил Калининградский университет рыбной промышленности и хозяйства, поэтому очень хорошо знаком с этой проблемой. У нас в Черном море запасов достаточно, но кому-то кажется, что их нет, нужно это показывать людям", - заявил Гарцкия.

Премьер-министр Валерий Бганба поддержал министра и сказал, что в специальный штаб, который будет создан в Минсельхозе, надо включить общественность, депутатов Парламента, депутатов местных органов власти.

Бганба отметил, что протесты общественности иногда были обоснованными.

"Например, в Гагре рыболовецкие суда приближаются к берегу гораздо ближе, чем положено по нашему постановлению - не ближе 500 метров, наверняка это есть и в других местах. Поэтому я призываю и Минсельхоз, и Госкомитет по экологии и охране природы усилить контроль. У МЧС есть катер, в конце концов, можно подъезжать к любому кораблю, можно вызвать на пристань, то есть нам надо усилить контроль, и обязательно с привлечением общественности", - подчеркнул премьер-министр.

Регулирование деятельности

Министры утвердили распоряжение "О мерах по регулированию рыбохозяйственной деятельности в осенне-зимнюю путину 2018-2019 годов".

Министр сельского хозяйства Абхазии Амиран Какалия доложил, что в Абхазии действует семь предприятий, занимающихся уловом и переработкой рыбы, и напомнил, что решением абхазо-российской комиссии по рыбному хозяйству российским рыбодобывающим предприятиям отведено 15% от общего лимита хамсы.

"Мы в прошлом и позапрошлом году принимали аналогичную меру, то есть это постоянно присутствующая мера. Но в этом году появилась информация, что якобы мы не предоставляем российским партнерам доступ к этим недрам", - сказал Ардзинба.

Савелий Читанава пояснил, что вины абхазской стороны в этом нет.

"Но, к сожалению, российской стороной эта квота не выбирается, потому что российский флот на сегодня не способен добывать хамсу. Турецкие суда оснащены специальным орудием улова, которого нет у российского флота, поэтому квоту в 15% они заявляют, но ежегодно не выбирают", - подчеркнул глава Госкомитета.

Запрещен экспорт непереработанной рыбы.

"В связи с ограниченными водными биологическими ресурсами и дефицитом сырья для перерабатывающих предприятий запрещается в путину 2018-2019 года экспорт промысловой рыбы, свежей и охлажденной", - добавил он.

Министр сельского хозяйства сообщил, что задолженность иностранных рыбодобывающих предприятий перед Абхазией составляет 920 тысяч рублей. Премьер-министр Валерий Бганба уточнил, что речь идет о вывозе свежей рыбы, что в этом году запрещено.

Также запрещается привлечение к промыслу рыбы для обеспечения внутреннего рынка иностранных рыболовецких судов с пелагическими разноглубинными тралами. Помимо этого, недопустимо ловить рыбу в 500-метровой зоне от береговой линии повсеместно.

Цена вопроса

Кабмин принял постановление "О плате за пользование водными биологическими ресурсами в осенне-зимнюю путину 2018-2019 годов в Республике Абхазия".

Согласно постановлению, предприятия Абхазии должны платить 1800 рублей за одну тонну добытой хамсы, барабули – 16 тысяч 800 рублей, мерланга – 9 тысяч 500 рублей, шпрот – 1 тысячу 50 рублей, ставриды – 14 тысяч рублей, камбалы – 73 тысячи 500 рублей.

"Я хочу сказать, что плата принималась исходя из пояснительной записки службы Минсельхоза, который этим занимается. Кстати, они рекомендовали уменьшить плату, но мы посчитали, что та плата, которая есть сегодня, более или менее реальна. Были переговоры с ассоциацией рыбаков, они всегда за то, чтобы уменьшить плату, но все-таки оставили прошлогоднюю плату", - сказал премьер-министр Валерий Бганба.

Добыча кефали, катрана, скатов, горбыля, скарпены, бычков, луфаря, саргана, смариды, сельди, карася, песчанки и моллюсков будет стоить 16 тысяч 800 рублей за тонну.

 

 

Последнее в 2018 году заседание Кабинета Министров Абхазии состоялось в пятницу 21 декабря.

СУХУМ, 21 дек – Sputnik, Бадрак Авидзба. Государственные органы и бюджетные учреждения (за исключением учреждений образования и здравоохранения), которые финансируются из республиканского бюджета Абхазии, а также приравненные к ним потребители, в том числе объекты Министерства обороны России и ФСБ России, в Абхазии будут платить за потребленное электричество больше, следует из постановления Кабмина.

Решением Кабинета Министров тариф для этих категорий повысился с 60 копеек до 95 за 1 кВт/час.

Категория потребителей      руб. за 1 кВт/ч
– физические лица, потребляющие электроэнергию в бытовых целях      0,40
– юридические лица, индивидуальные предприниматели      0,85
–государственные органы и бюджетные учреждения (за исключением учреждений образования и здравоохранения), финансируемые из средств республиканского бюджета, а также приравненные к ним потребители, в том числе объекты МО РФ и ФСБ РФ, дислоцированные на территории Республики Абхазия      0,95
– государственные органы и бюджетные учреждения (за исключением учреждений образования и здравоохранения), финансируемые из средств местного бюджета      0,60
– некоммерческие организации в сфере здравоохранения и образования      0,30
– объекты электрифицированного железнодорожного транспорта и РУП "Международный аэропорт г. Сухум им. В.Г. Ардзинба" для целей электроснабжения аэропорта      0,20
– предприятия и организации жилищно-коммунального хозяйства в части электроэнергии, расходуемой на уличное освещение и водоснабжение      0,15
– предприятия и организации жилищно-коммунального хозяйства в части электроэнергии, расходуемой на уличное освещение и водоснабжение      0,15
– объекты электрифицированного городского транспорта      0,10
– переработка электроэнергии ведомственными подстанциями РУП "Управление железной дороги"      0,02
– потребители, не являющиеся резидентами Республики Абхазия       1,20

Министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба подчеркнул, что увеличение тарифов на электроэнергию не коснулось жителей республики и юридических лиц.

 

Страница 1 из 10
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика